Борис примеров молитва

Новая статья: борис примеров молитва на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Молитва Бориса Примерова

Дал процвести в дивной силе и славе,

Боже, спасавший Советы от бед,

Боже, венчавший их громом побед.

Боже, помилуй нас в смутные дни,

Властью тиранов, Тобою венчанных,

Русь возвеличилась в подвигах бранных,

Стала могучею в мирных делах —

Нашим на славу, врагам же на страх.

Боже, Советский Союз нам верни!

Русское имя покрылось позором,

Царство растерзано темным раздором.

Кровью залита вся наша страна.

Каемся мы в эти горькие дни.

Боже, державу былую верни!

Молим, избавь нас от искушенья

И укажи нам пути избавленья.

Гибнет под гнетом стыда и невзгод.

Боже, лукавого власть изжени,

Боже, империю нам сохрани!

На семинаре «Метафор» Бориса Орлова в Санкт-петербургском Доме писателей обсуждали творчество Бориса Примерова. Жаль, нынешнее поколение мало знакомо с ним. Хотя многое можно найти в Интернете.

Борис Примеров Молитва

Борис Терентьевич Примеров (1938-1995 г.)

Перевод с русского языка на болгарский язык: Красимир Георгиев

да процъфти в дивна сила и слава,

Боже, надежди в Съветите дал,

Боже, с победи народ увенчал.

Боже, помилуй нас в смутните дни,

Боже, съветската власт ни върни!

крепна Русия сред подвизи бранни,

стана могъща, бе в мирния час

страх за врага ни и слава за нас.

Боже, помилуй ни в трудните дни,

Боже, Съветски съюз ни върни!

царството в тъмен раздор е разбито.

С кръв е залята горката страна.

Боже, наш грях е и наша вина.

Каем се ние в горчивите дни.

Боже, онази държава върни!

към избавление път посочи ни.

Стене измъчен народът ни в грях,

гине под гнет на несгоди и страх.

Власт на лукавия изкорени,

Боже, империята съхрани!

Дал процвести в дивной силе и славе,

Боже, спасавший Советы от бед,

Боже, венчавший их громом побед.

Боже, помилуй нас в смутные дни,

Боже, Советскую власть нам верни!

Русь возвеличилась в подвигах бранных,

Стала могучею в мирных делах –

Нашим на славу, врагам же на страх.

Боже, помилуй нас в горькие дни,

Боже, Советский Союз нам верни!

Царство растерзано тёмным раздором.

Кровью залита вся наша страна.

Боже, наш грех в том и наша вина.

Каемся мы в эти горькие дни.

Боже, державу былую верни!

И укажи нам пути избавленья.

Стонет измученный грешный народ,

Гибнет под гнётом стыда и невзгод.

Боже, лукавого власть изжени,

Боже, Империю нам сохрани!

Руският поет и преводач Борис Примеров (Борис Терентьевич Примеров) е роден на 1 юли 1938 г. в с. Матвеев Курган, Ростовска област. Публикува поезия от 1961 г. Член е на Съюза на писателите на СССР от 1968 г. Завършва Литературния институт „Максим Горки” през 1971 г. Автор е на стихосбирките „Синевой разбуженное слово” (1964 г.), „Некошеный дождь” (1967 г.), „Румянец года” (1971 г.), „Весенний гость” (1972 г.), „Наедине с родимым небом” (1972 г.), „Талая заря” (1974 г.), „Вечерние луга” (1983 г.), „След шмеля” (1988 г.), „Примеров Б. Т. Избранное” (1989 г.) и др. Самоубива се на 5 май 1995 г. в селището Переделкино, Московска област.

Свидетельство о публикации №114041000004

А это мое произведение из цикла христианской лирики:

Я у ног твоих, Господи,

В мироздание храма

Принесу без смущения

Все сердечные раны.

Свеч горящих мерцание.

К небесам вознесется

Из души покаяние.

Удачи вам во всём.

С самыми теплыми, дружескими пожеланиями и приветом из Болгарии,

Примеров Борис – Молитва

Боже, который Советской державе

Дал процвести в дивной силе и славе,

Боже, спасавший Советы от бед,

Боже, венчавший их громом побед.

Боже, помилуй нас в смутные дни,

Боже, Советскую власть нам верни!

Властью тиранов, Тобою венчанных,

Русь возвеличилась в подвигах бранных,

Стала могучею в мирных делах –

Нашим на славу, врагам же на страх.

Боже, помилуй нас в горькие дни,

Боже, Советский Союз нам верни!

Русское имя покрылось позором,

Царство растерзано тёмным раздором.

Кровью залита вся наша страна.

Боже, наш грех в том и наша вина.

Каемся мы в эти горькие дни.

Боже, державу былую верни!

Молим, избавь нас от искушенья

И укажи нам пути избавленья.

Стонет измученный грешный народ,

Гибнет под гнётом стыда и невзгод.

Боже, лукавого власть изжени,

Боже, Империю нам сохрани!

А можно поправочку в стишок – Боже, Советский Союз нам верни (только образца конца 60-х – 70-х). И не перепутай Боже!

Примеров был средним поэтом даже по советским меркам. А это его самый знаменитый опус. Но. Переносимся в 1919 год, а там – стихотворение видного черносотенца, главы “Союза Михаила Архангела” Владимира Пуришкевича:

Молитва

Боже, который Советской державе Дал процвести в дивной силе и славе, Боже, спасавший Советы от бед, Боже, венчавший их громом побед. Боже, помилуй нас в смутные дни, Боже, Советскую власть нам верни!

Властью тиранов, Тобою венчанных, Русь возвеличилась в подвигах бранных, Стала могучею в мирных делах — Нашим на славу, врагам же на страх. Боже, помилуй нас в горькие дни, Боже, Советский Союз нам верни!

Русское имя покрылось позором, Царство растерзано тёмным раздором. Кровью залита вся наша страна. Боже, наш грех в том и наша вина. Каемся мы в эти горькие дни. Боже, державу былую верни!

Молим, избавь нас от искушенья И укажи нам пути избавленья. Стонет измученный грешный народ, Гибнет под гнётом стыда и невзгод. Боже, лукавого власть изжени, Боже, Империю нам сохрани!

Нажмите «Мне нравится» и

поделитесь стихом с друзьями:

Анализ произведения

Нужен анализ стиха? Напишем в кратчайшие сроки. Заказать ►

Русский портал в Штирии

ПРОЩАЙ, ВЕЛИКАЯ ДЕРЖАВА,

ОДНА ШЕСТАЯ ЧАСТЬ ЗЕМЛИ,

КОТОРУЮ НА ПЕРЕПРАВАХ

Боже, который Советской державе

Дал процвести в дивной силе и славе,

Боже, спасавший Советы от бед,

Боже, венчавший их громом побед.

Боже, помилуй нас в смутные дни,

Боже, Советскую власть нам верни!

Властью тиранов, Тобою венчанных,

Русь возвеличилась в подвигах бранных,

Стала могучею в мирных делах —

Нашим на славу, врагам же на страх.

Боже, помилуй нас в горькие дни,

Боже, Советский Союз нам верни!

Русское имя покрылось позором,

Царство растерзано тёмным раздором.

Кровью залита вся наша страна.

Боже, наш грех в том и наша вина.

Каемся мы в эти горькие дни.

Боже, державу былую верни!

Молим, избавь нас от искушенья

И укажи нам пути избавленья.

Стонет измученный грешный народ,

Гибнет под гнётом стыда и невзгод.

Боже, лукавого власть изжени,

Боже, Империю нам сохрани!

Обновлено (24.04.2017 11:21)

Самое популярное

ДОЛОЙ ОШИБКИ И ОПЕЧАТКИ!

Чтобы сообщить о замеченной ошибке или опечатке,

Борис примеров молитва

Кем убит и за что призывает нас бороться трагически ушедший советский поэт

Если бы он был жив, то вчера, 1 июля, отметил бы свое 75-летие. Но его нет уже давно. Ушел в 56 лет.

Ушел по собственной воле 5 мая 1995 года, накинув петлю себе на шею и написав в последней записке: “Три дороги на Руси: я выбираю смерть. Меня позвала Юлия Владимировна Друнина. Неохота жить с подонками: Лужковым и Ельциным. Опомнись, народ, и свергни клику., такого не было и не будет на белом свете”.

А еще большой русский (и советский!) поэт Борис Примеров, оставивший нам много прекрасных стихов, в преддверии ухода написал, по-моему, самое главное свое стихотворение, к которому потом все время возвращался и над которым продолжал работать чуть ли не до того рокового дня. Он назвал его “Молитва”.

Кому же обращал он свою боль и мольбу?

Когда я впервые прочитал это стихотворение в опубликованном при его жизни варианте, оно пронзило меня какой-то предельной или даже запредельной искренностью. Впрочем, может ли человек быть неискренним, если он кричит от нестерпимой боли? А ведь здесь именно это. Судите сами:

Боже, который Советской державе

Дал процвести в дивной силе и славе,

Боже, спасавший Советы от бед,

Боже, венчавший их громом побед,

Боже, помилуй нас в смутные дни,

Боже, Советскую власть нам верни!

Молим Тебя в эти горькие дни,

Боже, державу былую верни!

Молим, избавь нас от искушенья

И укажи нам пути избавленья.

Стонет измученный грешный народ,

Гибнет под гнетом стыда и невзгод.

Боже, лукавого власть изжени,

Боже, Советский Союз нам верни!

Под стихотворением нет точной даты, когда оно родилось. Мы не можем сказать, был ли это сиюминутный порыв и выплеснулось все вот так сразу или крик нарастал постепенно. Опубликовал его Борис Терентьевич за год с небольшим до смерти, в марте 1994-го, но после ухода поэта мне показали и другой, расширенный вариант, из чего заключаю, что работа над своеобразным завещанием продолжалась.

Прощай, великая держава,

Одна шестая часть земли,

Которую на переправах

Мы сообща не сберегли.

“Сообща” – значит чувствовал и свою ответственность за происшедшее? Чувствовал, ибо среди новых строк появились такие:

Русское имя покрылось позором,

Царство растерзано темным

Кровью залита вся наша страна.

Боже, наш грех в том и наша вина.

Каемся мы в эти горькие дни.

Боже, державу былую верни!

Середина 90-х. Позади 1991-й с уничтожением Советской власти и Советского Союза, 1993-й с расстрелом законно избранного Верховного Совета: он, Примеров, был среди его защитников. Друг Бориса, тоже талантливый поэт Аршак Тер-Маркарьян, написал о нем: “Мучительно больно переживал распад великого государства. Сын фронтовика, он своим траурным подвигом отметил любимый праздник Девятое Мая и бросил вызов судьбе! Физически слабый, беззащитный, как весенний воробушек, он обладал завидным мужеством и непреклонной волей.

Поэт-патриот беззаветно любил Россию.” Наверное, у многих возникнут возражения по поводу того, что самоубийство – это вроде бы проявление мужества и даже подвиг, пусть траурный. Что ж, основания для возражений есть. Можно говорить также о противоречивости стихов и поступка поэта.

Дело в том, что, вспоминая последнюю встречу с Борисом, Тер-Маркарьян пишет, как почувствовал он в разговоре трагический замысел друга и решил развеять его мрачные думы: ” – Перестань, Боря, об ЭТОМ! Разве не боишься Бога?

– Бога нет!” Ответ такой категоричный. А как же его обращение в приведенных стихах? Или это он к нам ко всем обращался, моля, чтобы мы нашими усилиями, нашей общей борьбой во что бы то ни стало вернули Советскую власть и Советский Союз.

Дитя войны и космической эры

Чтобы лучше понять трагическую гибель и предсмертное обращение поэта, надо знать его жизнь. В этом мне помог тот же Аршак Арсенович Тер-Маркарьян, друживший с Борисом Примеровым от юности до кончины. Он рассказывает: – Мы познакомились лично, а не только по стихам, в 1962 году на вокзале Ростсельмаш, неподалеку от которого он тогда жил.

А я вернулся в Ростов-на-Дону, где работал в областной молодежной газете “Комсомолец”, из геологической экспедиции. По газетным фотографиям друг друга узнали. Я пошел к нему в гости. Потом, когда в августе этого же года умер его отец, а в сентябре – мой, мы, сверстники, 1938 года рождения, как-то особенно сблизились. Примеровы переехали, и оказалось, что поселились они уже в другом районе – Ленгородке, в трех домах от нас. Наши мамы, армянка и украинка, обе Анны, тоже дружили, и, когда сперва Борис, а затем и я поступим в Литинститут, они будут вместе читать и обсуждать наши письма из Москвы.

Прерву рассказ Аршака и скажу от себя.

Сразу же мне почувствовалось время. В характерных деталях. Ну, скажем, журналист комсомольской газеты отправляется в геологическую экспедицию: одной из любимейших песен тогда была “Геологи”. Двое одаренных друзей из Ростова один за другим поступают в Литературный институт. Я в то время работал в рязанской молодежной газете, и от моей родной области в этот столичный питомник талантов один за другим отправились двое братьев Сафоновых – Эрнст и Валентин, что, в общем-то, никого сильно не удивляло. Талант есть талант, ему дорогу, а не большим деньгам. Разве не таким был принцип советской жизни? И стал Эрнст Сафонов видным прозаиком, редактором газеты “Литературная Россия”, а Валентин Сафонов – замечательным поэтом и публицистом.

Но вернусь к Примерову, который, кстати, обоих наших братьев-рязанцев хорошо знал, а учился на одном курсе и жил в одной общежитейской комнате с Николаем Рубцовым (а шафером на свадьбе у него был Александр Вампилов: сколько же одаренных всходило одновременно!). Что было у него за спиной к тому времени? Главное – война, бойцом которой стал его отец, донской казак. Он же, трехлетний, рожденный на шолоховской земле – в поселке Матвеев Курган и перевезенный вскоре в станицу Мечетинскую, пережил страшный удар фашистского нашествия. Взрывная волна контузила ребенка, сделав его недвижимым.

– Случись это сегодня, – заметил ТерМаркарьян, – скорее всего он был бы обречен и никому не нужен.

Последствия в самом деле оказались тяжкими. Он потом хромал всю жизнь, руки действовали скованно. Однако – поднялся!

Как рассказывал мне Аршак, это удивительно произошло. Силой музыки, которую выросший в музыкальной, певческой семье Борис полюбил самозабвенно. И вот однажды, слушая по радио глубоко потрясшую его мелодию, о н . встал на ноги.

Да, конечно, целебное воздействие великого искусства известно. Только при этом мы с Аршаком сошлись во мнении, что не меньшее значение имела и вся атмосфера вокруг – советская атмосфера доброжелательности, неравнодушия, сердечного тепла. Это ведь она поистине чудесно помогает вновь увидеть мир потерявшей зрение девочке в пьесе Виктора Розова “Ее друзья”: факт реальный, из жизни!

А музыка. Про нее в свое время счел необходимым особо оговориться известный писатель Анатолий Калинин, представляя читателям самую первую книжку стихов начинающего поэта под названием “Синевой разбуженное слово”, вышедшую в Ростовском книжном издательстве в 1964 году. Вот она, передо мной, тонкая книжечка, но ведь целый ряд стихов после будут неоднократно переиздаваться в столичных сборниках, вплоть до увесистого тома “Избранное” Бориса Примерова, которое выйдет в конце 80-х годов семнадцатитысячным тиражом.

“Еще нужно сказать и о том, что стихи Примерова очень музыкальны, – написал в послесловии к первому сборнику Анатолий Калинин. – Не случайно в редакции “Октября” озаглавили цикл его стихотворений “Поющее лето”. Тут можно сослаться на такую подробность: этот рабочий паренек, оказывается, и начал свое приобщение к поэзии с музыки. Он не просто любит Моцарта, Бетховена, Чайковского – их музыка и заставила его заговорить стихами. Он влюблен в настоящую большую музыку, этот молодой поэт “от тачки”, “от гудящей печи”. И поэтому так много в его стихах музыки сердца”.

Отмечаю на страницах книжечки названия: “Бетховен”, “Концерт Шаляпина”.

Второе из этих стихотворений автор послесловия решил привести в своей статье целиком, чтобы еще раз дать возможность всем читающим прочувствовать своеобразие поэтического таланта этого юного рабочего с Ростсельмаша:

Бьют ветра голубыми копытами,

Бьется пыли космический хвост,

Замирает ветрами омытое

Королевство заоблачных звезд.

И Луна, как девчонка, наряжена,

Будто ей восемнадцати нет.

Начинаем концерт Шаляпина

По заявкам далеких планет.

Метеорные падают глыбы,

Налетает крутой ветролом,

Марсианки глотают, как рыбы,

Сердце идет ходуном.

Звуки кружат, как снежные хлопья,

И рокочут, как в шторм океан.

И ресницы, как руки, хлопают

От восторга у всех марсиан.

Бас несется в космической дали.

Я смотрю в небеса:

Там на цыпочки звезды привстали

И на Землю таращат глаза.

Ну каково?! Космический взгляд и замах, конечно же, не случайны. Только что взмыл в небесную высь Юрий Гагарин, и мало кто из советских поэтов – от классиков до делающих первые шаги – не взволнован искренне этой темой. У Примерова она дает о себе знать даже в стихотворении “Подсобный”, где речь, собственно, о его скромной рабочей должности в метизном цехе:

Кто-то трогает настоящие,

Горящие звезды в небе.

А я? Я таскаю ящики,

Я в небе ни разу не был.

Но, может быть, и это все-таки было важно, поскольку тоже выразило время? Ведь именно здесь, на прославленном ростовском заводе (о, где теперь его слава?), выездной пленум Союза писателей РСФСР заметил и выделил незаурядное дарование Бориса Примерова. И не кто-нибудь, а друг великого Шолохова взялся напутствовать первый его сборник. А к Шолохову в Вешенскую, чтобы услышать напутствие советского классика, молодые писатели и поэты по инициативе ЦК комсомола прибудут вместе с первым космонавтом планеты. Составителем же и редактором следующей, второй по счету книжки Бориса Примерова, которая выйдет в знаменитом московском издательстве “Молодая гвардия”, станет один из талантливейших и уже всесоюзно признанных к тому времени советских поэтов – Владимир Соколов.

Но что же произошло потом, что случилось? Почему рухнула страна, а некоторые из тех талантов оказались поставленными перед роковым выбором – жить или умереть?

Трудные вопросы. На них отвечают или пытаются ответить по-разному. Ответил в “Молитве” по-своему и Борис Примеров.

Взывая, чтобы вернулись Советы и Советский Союз, поэт тем самым твердо сказал: в основе, принципиально и кардинально, они как таковые ни в чем не виноваты. Ни Советская власть, ни Советский Союз, исконная справедливость которых для него несомненна. Значит, вина – в извращениях и упущениях, приведших к трагедии великой страны.

Сам он, вплоть до этой трагедии, прожил жизнь абсолютно советского человека. Я говорю словами ближайшего друга его. Именно так Аршак Тер-Маркарьян сказал, а затем в разной связи повторял: абсолютно советский!

Но как это понимать? В чем советскость?

Если мы возьмем творчество Бориса Примерова – могучее и тонкое, дышащее природной духовной силой и невероятно нежное, – не найдем и следа конъюнктурности, “подделки под власть”. Вот Евтушенко и Вознесенский писали “Братскую ГЭС” и “Лонжюмо”, “Казанский университет” и “Секвойю Ленина”. У Примерова нет таких стихов. Но нет у него и кукиша в кармане, который держали до поры до времени те, другие. А потом вдруг предстали в диаметрально ином обличье.

Так, может быть, советскость в полном смысле слова – это прежде всего честность, совестливость, искренность, отсутствие корысти и хищничества, которые столь ярко продемонстрировали на сломе времен былые эстрадные лирики?

Он, предпочитавший всегда образно-метафорический язык, избегал прямых и громких деклараций. Однако иногда вырывалось. И вот среди головокружения весенней природы в его строках, где “Буйно зеленеющие птицы / Перышки почистят ветерком, / Снимутся с полей, пойдут кружиться / Над селом, над рощей, над прудом”, читаю то, что вырвалось напрямую:

И плевать мне на твое богатство,

Золото, алмаз и серебро,

Звездное космическое братство

Мне дарует вечное перо.

Это вовсе не было бы гарантией бескорыстия, поскольку что-нибудь подобное можно найти в стихах людей отнюдь не бескорыстных, но в данном случае поэзия и жизнь совпадают. И когда я слышу про его “безбытность”, про увлеченность книгами, на которые тратил все свои гонорары, про уникальную библиотеку, которую собрал, а с другой стороны – про полное равнодушие к рекламе, или, говоря нынешним языком, “пиару”, все более убеждаюсь, насколько искренним и достоверным он был в поэзии своей.

Гибель, ставшая протестом

Он умер. Но сама смерть его и оставленные им стихи убеждают в том, что Борис Примеров не умрет. Это сейчас вы не слышите о нем ничего по телевизору, не видите его книг, даже, возможно, впервые узнаете, что был такой поэт, хотя его место в ряду выдающихся поэтов Отечества. Просто сейчас на слуху другие имена и стихи. Причины понятны: пока еще далеко не для всех наступило время опамятования.

Однако оно неизбежно придет. И когда отринута будет массированная антисоветская клевета, когда большинство наших сограждан захотят непредвзято увидеть, разобраться, понять, что такое была на самом деле Советская страна – первая в мире страна социализма и как ее уничтожили, без свидетельств Бориса Примерова и трагической его судьбы не обойтись.

Речь ведь не о том, что советская жизнь была беспроблемно блаженной. Были проблемы, и очень серьезные; были трудности, и весьма нелегкие. Он, Борис Терентьевич Примеров, все это видел, переживал. На естественном стремлении людей к лучшему и на доверчивости нашей сыграли враги.

Вы помните, какой чуть ли не всеобщей эйфорией начиналась так называемая перестройка?

– Когда восходил Горбачев, – рассказывает Тер-Маркарьян, – мы с Борей оказались однажды в родном Ростове. И вот в гостях у заслуженного художника РСФСР Александра Сергеевича Кулагина, уважаемого нами человека, фронтовика, смотрим телевизор. Смотрим и восторгаемся: до чего же обаятелен новый лидер страны! Без бумажки говорит, да так увлекательно. А хозяин мастерской, где мы сидим, вдруг обрушивает на нас холодный ушат: “Чему радуетесь? Я художник, физиономист. Прямо вам скажу: это – сволочь. Вы еще попомните меня.” Ох, действительно попомнили! Осознание коварного, страшного обмана происходило не сразу и не у всех. А финал подчас был трагическим.

Осенью 1991-го, после антисоветского переворота в августе, поэт фронтового поколения Юлия Друнина выдохнет из глубин души: Каклетит под откос Россия, Не хочу, не могу смотреть!

Она, много раз видевшая смерть в лицо на фронте, но не павшая духом, теперь сводит счеты с жизнью, добровольно ее покидая. Такова сила нравственного потрясения, которое эта мужественная женщина не в состоянии перенести.

А осенью 1992-го лег под поезд защитник Брестской крепости Тимерян Зинатов. Погиб, оставив записку с проклятиями ельцинско-гайдаровским властям, которые уничтожили Советский Союз и поставили народ на колени.

Еще через год, когда кровавые тучи сгустились над Домом Советов, ставит “точку пули в своем конце” третий мой знакомый ветеран Великой Отечественной – писатель Вячеслав Кондратьев. Все ведь сильные, немалодушные, а вот не выдержали.

Борис Примеров, о чем я уже сказал, был среди защищавших Дом Советов. Он мог погибнуть на баррикадах, как многие его товарищи, но тогда судьба сберегла поэта.

Только жизнь стала теперь для него совершенно невыносимой.

– С тех пор, по-моему, я ни разу не видел улыбки на его лице, – вспоминает Аршак Тер-Маркарьян. – Он был задумчивый, мрачный, мои попытки преодолеть такое настроение кончались ничем. Об утвердившихся властителях он говорил с крайним неприятием. Торжество грабителей, хищников, торгашей вызывало у него отвращение.

Спрашивал меня иногда: “Ты хоть понимаешь, Аршак, в какой стране мы жили? Понимаешь, что такое Советская власть, социализм, коммунизм. ” Пятого мая, в День советской печати, двое друзей по давней традиции встречались, чтобы отметить этот праздник. В последние годы отмечали игрой в любимые шахматы. Вот и на сей раз договорились встретиться у Аршака в редакции “Литературной России”.

Но в назначенный час друг не пришел.

Ждал Аршак, а его все не было. Свалившееся потом известие ужаснуло.

Нет, не сами они убили себя, Друнина и Зинатов, Кондратьев и Примеров. Их убила бесчеловечная антисоветская жизнь, которую они не смогли принять и против которой протестовали всей душой. Так что уход, сопровождавшийся проклятиями этой якобы жизни, стал актом их борьбы – пусть, разумеется, и не образцовым для других. Но звучит же и будет звучать голос поэта сквозь годы: “Боже, Советскую власть нам верни!” И тут уж есть полная гарантия, что это – не конъюнктура в угоду кому-то, а воистину голос сердца.

Борис Примеров оставил нам свою мечту о прекрасной стране, в которой жил и возрождения которой желал страстно. Послушайте его:

Цезурами преображая ритмы,

Я возвращусь в Советскую страну,

В Союз советских сказочных

Назначенного часа ожидая,

Где голос наливался, словно колос,

Где яблоками созревала мысль,

Где песня лебединая поэта

Брала начало с самой первой

И очень грубо кованные речи

Просторный возводили Храм

Там человек был гордым, будто

Что трепетало над рейхстагом

И обжигало пламенем незримым,

Как Данту, щеки и сердца всерьез.

Какая сила и какая воля

Меня подбрасывала прямо

Разные способы есть для молодых узнать про атмосферу невиданной ими страны.

Слову такого поэта, как Борис Примеров, нельзя не верить. И можно ли нам, кому дорого свершенное в той стране, всеми силами не стремиться к ее идеалам, всей нашей борьбой не приближать их осуществление?

© 1993-2016 Политическая партия «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here