Молитва майкла джексона

Новая статья: молитва майкла джексона на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Майкл Джексон молитва

Текст песни “Майкл Джексон — молитва”

For the moon and the stars

Praise him all day

For what is, and what was

Take hold of your imaan(faith)

don’t give in to shaitan(devil)

oh you who believe please give thanks to Allah.

Allaho Ghafor Allaho Rahim Allaho yuhib-al-Mohsinin,

Houa Khalikona (our creator) houa Razikona (our sustainer ) wa houwa ala kulli shaiin qadiir

Allah is the one who loves al-Mohsinin,

He is our creater, He is our sustainer and He is the one who has power over all.

for the moon and the stars

Praise him all day

For what is, and what was

take hold of your imaan (faith)

don’t give in to shaitan(devil)

oh you who believe please give thanks to Allah.

Allaho Ghafor Allaho Rahim Allaho yuhib-al-Mohsinin,

houa Khalikona houa Razikona wahoa ala kolli sheiin kadir

He is our creator, He is our sustainer and He is the one who has power over all. Allah is the best.

Майкл Джексон – молитва

A man emerged and Muhammad was his name

And walking with nothing but Allah as his aid

And the mark of a prophet between his shoulder blades

In a cave in Mount Hira, the revelation came

Read O Muhammad, read in Allah’s name

May the blessings of Allah be on al-mustafaa (the selected one)

None besides him could have been al-mujtabaa (the chosen one)

The greatest of prophets, Islam was his only goal

Muhammad, salla Allahu ‘alayhi wa sallam

From among all the prophets, Muhammad was the last

As his was a mission of the greatest task

There was only moral degeneration

People clung to idol adoration

For all nations, he was al-mukhtaar (the preferred one)

So was he praised by Allah, al-ghaffaar

The bearer of glad tidings, al-basheer

Leading into light, as-seeraj-al-muneer (lamp of Radiance)

He pacified with tolerance and goodwill

The best of morals he aimed to attain

All he accomplished through suffering and pain

Reviving imaan as al-muthakkir (the reminder)

He is known in the qur’aan as al-mud-dath-thir (covered up)

Only he was given the honour of miraaj

Unique was this glory to Muhammad as-seeraj (the lamp)

All hadi elaa seerauteem mustakeem

His mission complete, his held in great esteem

Allah praised him as bil-khuluqil azeem

May the blessings of Allah be on mustafaa

None besides him could have been al-mujtabaa

So perfect were his morals, so justly did he rule

Darkness had vanished and the word was full of noor

Kashafa ‘d-duja bijamalihi

Hasunat jami’u khisalihi

Sallu alayhi wa ‘alihi

The greatest of Prophets, Islam was his only goal.

Michael Jackson – Muhammad Майкл поет на английском и арабском языкахМОЛИТВА

Композиция: Muhammad (Майкл поет на английском и арабском языках)МОЛИТВА

Исполнитель: Michael Jackson

Прослушали mp3: 473

Amid the confusion, the chaos and the pain

A man emerged and Muhammad was his name

And walking with nothing but Allah as his aid

And the mark of a prophet between his shoulder blades

In a cave in mount hira, the revelation came

Read o Muhammad, read in Allah’s name

May the blessings of Allah be on almustafaa

None besides him could have been almujtabaa

The greatest of prophets, Islam was his only goal

Muhammad, salla Allahu ‘alayhi wa sallam

As his was a mission of the greatest task

There was only moral degeneration

People clung to idol adoration

For all nations, he was almukhtaar

So was he praised by Allah, alghaffaar

The bearer of glad tidings, albasheer

Leading into light, asseerajalmuneer

The greatest of prophets, Islam was his only goal

Muhammad, salla Allahu ‘alayhi wa sallam

He pacified with tolerance and goodwill

The best of morals he aimed to attain

All he accomplished through suffering and pain

Reviving imaan as almuthakkir

He is known in the qur’aan as almuddaththir

Only he was given the honour of miraaj

Unique was this glory to Muhammad asseeraj

The greatest of prophets, Islam was his only goal

Muhammad, salla Allahu ‘alayhi wa sallam

Kashafa ’dduja bijamalihi

Hasunat jami‘u khisalihi

Sallu alayhi wa ‘alihi

The greatest of Prophets, Islam was his only goal

Майкл Джексон принял Христа перед самой смертью?

Пасторы пятидесятнической церкви в США Андрэ и Сандра Крауч опровергли слухи о том, что король рок-н-рола Майкл Джексон молился с ними молитвой покаяния за несколько недель до своей смерти, – сообщает Христианский Мегапортал invictory.org со ссылкой на Christian Telegraph и Charisma News Online.

На своей странице в социальной сети Facebook Сандра Крауч, которая вместе со своим братом Андрэ являются пасторами церкви Christ Memorial Church of God in Christ в Лос-Анджелесе, опубликовала сообщение с опровержением слухов о покаянии Майкла Джексона.

«Мы недавно встречались с Майклом, чтобы обсудить запись двух песен с нашим хором для его нового проекта, – пишет Сандра в своем заявлении. – Майкл всегда уважал и интересовался духовными вещами. Во время нашей встречи, в отличии от прошлых наших креативных и музыкальных встреч, мы пели вместе, молились и провели чудесное время».

Слухи о том, что Джексон молился молитвой покаяния с легендарными госпел-музыкантами начали распространяться в пятницу посте того, как дуэт Mary Mary опубликовал на своей странице в Facebook сообщение, которое получили от помощников Сандры и Андрэ. «Майкл попросил Андрэ сыграть песню ‘It Won’t Be Long and We’ll Be Leaving Here’, – говорилось в сообщении. – Затем Майкл помолился с Сандрой и Андрэ и принял Христа в свое сердце. Сейчас он поет в небесном хоре! Наши сердца радуются!»

Дейв Нассани, администратор страницы Андрэ Крауча в сети Facebook, написал, что Андрэ и Сандра Крауч говорили с Джексконом о помазании и об Иисусе. «Он хотел знать, что заставляет нас поднимать руки и «выходить из себя», что дает нашей музыке духовность, – писал Нассани. – Потом он попросил их спеть его любимую песню, так что они начали петь ему, затем они все взялись за руки и пели вместе. Это было прекрасно».

По словам Нассани, Крауч рассказывал ему, как Джексон «однозначно пережил посещение» во время этой встречи, но это не дает нам оснований утверждать, что певец принял в сердце Христа. Джексон был воспитан в семье свидетелей Иеговы, а затем, в соответствии с некоторыми сообщениями, в 2008 году перешел в ислам.

«Он НЕ отвергал Иисуса или молитву, когда они молились. Он с радостью присоединился, – пишет Нассани, передавая слова Крауча. – Обычно он никогда ни к кому не прикасался, но взялся за руки с Сандрой и Андрэ, когда они стояли в кругу, пели и молились».

«Никакой молитвы покаяния не было, хотя они говорили об Иисусе и о помазании Духа Святого. Они также сказали ему: «Майкл мы считаем тебя своим сыном». На что он ответил: «Да, да, да», и передал им свой последний диск. Андрэ он сказал: «Я доверяю тебе это». На диске были две еще неопубликованные песни, прекрасная музыка», – говорит Нассани.

Сандра Крауч сказала, что она и ее брат молятся за семью Джексона. «Мы очень любили и уважали Майкла, мы дружили с ним много, много лет, и очень опечалены его внезапной трагической смертью. Мы молимся за семью Майкла и желаем им самых лучших Божьих благословений».

Молитва майкла джексона

A man emerged and Muhammad was his name

And walking with nothing but Allah as his aid

And the mark of a prophet between his shoulder blades

In a cave in Mount Hira, the revelation came

Read O Muhammad, read in Allah's name

May the blessings of Allah be on al-mustafaa (the selected one)

None besides him could have been al-mujtabaa (the chosen one)

The greatest of prophets, Islam was his only goal

Muhammad, salla Allahu 'alayhi wa sallam

From among all the prophets, Muhammad was the last

As his was a mission of the greatest task

There was only moral degeneration

People clung to idol adoration

For all nations, he was al-mukhtaar (the preferred one)

So was he praised by Allah, al-ghaffaar

The bearer of glad tidings, al-basheer

Leading into light, as-seeraj-al-muneer (lamp of Radiance)

He pacified with tolerance and goodwill

The best of morals he aimed to attain

All he accomplished through suffering and pain

Reviving imaan as al-muthakkir (the reminder)

He is known in the qur'aan as al-mud-dath-thir (covered up)

Only he was given the honour of miraaj

Unique was this glory to Muhammad as-seeraj (the lamp)

All hadi elaa seerauteem mustakeem

His mission complete, his held in great esteem

Allah praised him as bil-khuluqil azeem

May the blessings of Allah be on mustafaa

None besides him could have been al-mujtabaa

So perfect were his morals, so justly did he rule

Darkness had vanished and the word was full of noor

Kashafa 'd-duja bijamalihi

Hasunat jami'u khisalihi

Sallu alayhi wa 'alihi

The greatest of Prophets, Islam was his only goal.

MICHAEL JACKSON: Правда про *This Is It* – свидетельство поклонников MJ!

«То, чему я стала свидетелем в Июне»

19 марта я со своими двумя друзьями встретилась с Майклом в его машине. Мы говорили о AEG, о том, как он злится на них, что всё, что они хотят, это получить деньги от продажи билетов через Viagogo! Он говорил: “Ненавижу подобные истории! “.

Он был такой худой.

Через 3 месяца, мы с подругой приехали обратно в Carolwood и поняли, что Майкл находится под действием каких-то препаратов. Но самое странное было в том, что это было ПОСЛЕ репетиций, а не только после посещения Dr Klein. Таким образом, чтобы ему не давали, ему давали это (или он сам принимал) на репетициях.

Спустя несколько дней Майкл пригласил меня и мою подругу на съемки своего нового видео – проекта Dome.

Моя подруга подарила ему пиджак, и Майкл решил примерить его.

Я бы не смогла надеть его пиджак, я не влезла бы в него.

Он был не худой. Он был ТОЩИЙ.

Пиджак оказался, разумеется, слишком велик для него.

Но он был счастлив и сказал: “О, как вы узнали мой размер? “

Ну… возьми женский размер? и он подойдет!

Он надел его. На фотографии, 11 июня, вы можете увидеть его в нем.

Конечно, по фото сложно судить, но он буквально мог завернуться в этот пиджак! Именно поэтому 21

июня мы написали то письмо, чтобы выразить свои опасения по поводу его здоровья.

Я не утверждаю, что Майкла убили.

Я не утверждаю, что я знаю правду.

Я лишь говорю, что мы, поклонники, чувствовали, что он в беде.

Я лишь говорю, что мы, поклонники, видели, как сильно он похудел.

Я лишь говорю, что мы, поклонники, видели, что он находился под действием препаратов.

Я лишь говорю, что Майкл сам сказал своим фанатам, что на него оказывают давление, и он не может ни есть, ни спать.

Я просто задаюсь вопросом, почему люди из его окружения продолжают говорить, что Майкл был в великолепной форме, тогда, как все остальные, не работающие с ним, видели, что это не соответствует действительности?

Я не утверждаю, что Майкл был убит.

Я не утверждаю, что Майкл был болен.

Я просто хочу обратиться к некоторым людям:

ХВАТИТ ЛГАТЬ НАМ!

ХВАТИТ ПРИНИМАТЬ НАС ЗА ДУРАКОВ!

Мы уже потеряли его.

“Да, возможно Майкл нуждался в помощи, которую мы не предоставили ему”.

Если бы они только выслушали его проблему и беспокойство, они могли бы сделать его более

расслабленным, чтобы он смог питаться, лучше засыпать, и не просил бы Пропофол.

И он был бы с нами.

The dome Project / Culver Studio

Это письмо, которое я отправила поклонникам Майкла Джексона и его окружению, если вы

Хотите прочитать его:

Дорогие поклонники MJ.

У меня для вас важное сообщение. Некоторым из вас оно не понравится. Других заставит задуматься.

Как вы знаете, несколько дней назад мне и Moon очень повезло, поскольку нас пригласили на съемки нового видео Майкла.

Он был в белых брюках. Очень обтягивающих. И в белой рубашке. Тоже очень обтягивающей.

Как вы знаете, после суда Майкл очень похудел.

Когда мы с вами разговаривали, мы всегда затрагивали эту тему, мы говорили: «Майкл пугающе тощ».

Некоторые из нас советовали ему лучше питаться.

Но то, что мы увидели, шокировало нас. Он не просто пугающе тощ. Он ходячий скелет. Я видела его спину, и меня чуть не стошнило. Я никогда не испытывала подобного шока. Его одежда… казалось, что он голый. Я смутилась.

После посещения Майкла первое, что я сказала:

“О, Боже, он такой тощий! “И только потом я воскликнула:

“О, это было великолепно! Я видела Майкла на съемках, дааа! “

Но, честно говоря, с тех пор у меня странное ощущение. Чувство вины.

Мне показалось, что я увидела реальность. В кои-то веки на нем не было пиджака, широкой рубашки, широких штанов. И вот я увидела реальность его ситуации.

Мне кажется, я уже давно все знала, только не хотела признавать этого.

Если честно, то мне кажется, я ничем не отличаюсь от каждого из вас. Мы беспокоимся каких-то 5 минут, а потом единственное, о чем мы можем думать, это: «Я хочу увидеть Майкла, я хочу обнять его, я хочу сказать, что люблю его».

Я думаю о себе и своей радости.

Но я стала размышлять: Майкл репетирует каждый день, каждый день его окружают 200 человек.. Но кто все эти люди?

Танцоры, чья мечта наконец сбывается, Kenny Ortega, который режиссирует лучшее шоу в истории, рабочие сцены, телохранители Майкла, Michael Bush… и Karen Faye.

Ни семьи, ни друзей, – никого.

Карен была там единственной, которая любила Майкла. Поэтому я написала ей. Я хотела узнать, они слепы или просто ничего не делают?

Я делаю все, что в человеческих возможностях…. Мое сердце созвучно с твоим.

Пожалуйста, ради него не распространяйся об этом.

Shanti, Shanti, Shanti

Она как-то борется. Но что она может?

Как мы все знаем, Майкл никого не слушает. Он всегда поступает по-своему.

Карен могла говорить, он бы не ел.

Людям в этой ситуации нужен толчок, чтобы начать делать что-то.

Мы все любим Майкла очень сильно. Мы все хотим увидеть его шоу. Мы все сейчас озадачены, как бы нам пробраться в первый ряд! Как бы нам приобрести больше билетов. Как бы нам увидеть его, растолкав других фанатов, и сфотографироваться.

Но что вы будете делать, если на третий день во время концерта на сцене он упадет в обморок, и его сердце остановится по дороге в больницу?

Как вы будете чувствовать себя, когда в разговоре с другими фанатами вы скажете: “Мы знаем, что он был слишком истощен, чтобы быть в состоянии отыграть 50 концертов. Мы знали, что со времен суда он совсем не ел и что он репетировал 10 часов в день для нас.”

Вы почувствуете свою вину? Вы сможете спать по ночам, зная, что вы были в курсе и ничего не предприняли?

Некоторые из вас скажут:

“При нем всегда есть врачи”

“Ему бы не позволили танцевать, если он был бы нездоров”

“Я не хочу ничего делать, что может обидеть его”.

Хорошо, тогда я вам скажу следующее:

Если бы при нем были врачи, он бы набрал вес.

Никто не видел Lou Ferrigno ни на репетициях, ни в доме Michael.

Все его сторонились, отводили взгляд. Они работали над видео.

Слишком много вовлечено денег. Никто не хочет быть уволенным, только потому, что сказал Майклу Джексону лучше питаться.

А вы знаете, что люди, работающие на Майкла, никогда не рискнут потерять работу. Они не настолько любят Майкла!

И те, кто бывал в Carolwood, знают, что Майкл, там совершенно один.

Если вы получили это письмо, это значит, вы часть поклонников MJ, которые знают, что Майкл не Питер Пэн, что Michael не Питер Пен, Майкл не идеален, и на сегодняшний день мы единственные, кто любит его и пытается что-то изменить.

Мы видели Майкла в его наилучшей и наихудшей форме. И все видим его всё ещё живым!

Но, задуймайтесь хотя бы на 5 минут, что этот скелет, в которого превратился Майкл, собирается выступать 2 часа каждый вечер в течении трех месяцев.

Вы были бы способны сделать это?

Майклу 51. Он танцует 10 часов в день. И он собирается танцевать 2 часа каждый вечер в течение 3 месяцев! Вы думаете он будет в порядке?

Сейчас, когда вы знаете, вы должны решить: либо вы предпринимаете что-то, либо продолжаете бороться с другими поклонниками за право встретиться с ним ?

Пожалуйста, давайте подумаем как наилучшим образом помочь ему осознать серьезность проблемы. Ему нужен толчок. Мы должны заставить его отреагировать.

И к сожалению, в некоторой степени мы можем ранить его чувства . Но если он останется жив, разве это не стоит того?

Я делаю это в поддержку кампании «This is not it», и еще потому что, полагаю, что Майкл хотел бы, чтобы мы рассказали миру правду теперь, когда он ушел, так же, как он просил нас все эти годы, выступая против обвинений Mottolla-Sony, и т.д..

Я боялась сказать об этом кому-либо, потому что, наверное, я не в том положении говорить о чем-то личном, касающееся Майкла, и если бы я сказала об этом поклонникам, они бы обрушились на меня с осуждениями, потому как расценили бы это как критику в адрес Майкла. Но я хочу знать, всё ли в порядке с ним? И если мне не показалось, есть ли кто-то, кто является причиной этого его состояния? Вокруг него постоянно новые люди, и, как и всегда, очевидно, что у них на первом месте не всегда его интересы, у них свои собственные интересы, но я надеюсь, что вы действительно позаботитесь о Майкле, перейдя, может быть дорогу другим, если вы увидите, что каким-то образом ему причинили боль.

Мучительно смотреть, но это очевидно, что Майкл СЛИШКОМ ХУДОЙ. Я знаю, что вес Майкла непостоянен, и он никогда не отличался упитанностью, но сейчас он действительно худой как никогда! Впервые, я заметила в октябре прошлого года, что он действительно сбросил вес. Я провела несколько часов рядом с Майклом в отеле Bel Air на Хэллоуин и уже тогда меня поразила, каким худым он был. Когда мы обнялись, я действительно не почувствовала его.

Я сказала ему, пожалуйста, береги себя и позаботься о своем здоровье, а также что он выглядит замечательно. Я пыталась намекнуть, что он уже выглядит достаточно хорошо, и пора остановиться. Естественно, это смутило его, он только улыбнулся и сказал спасибо, не зная, что даже ответить. Я также написала ему письмо об этом, которое он прочитал, но опять ответил только лишь спасибо.

Когда мы обнялись, я почувствовала его скелет. Я была очень взволнована, и едва сдерживала эмоции, чтобы не показать ему, как мне больно видеть его таким.

ОН НА САМОМ ДЕЛЕ СКАЗАЛ, что напряжён и переживает, будет ли он в состоянии дать все 50 концертов, потому, что он недостаточно ест, и между концертами нет достаточного времени на восстановление. Ясно одно, сама ситуация, в которую его поставили, делает его удручённым… независимо, ест он или что-то ещё.

НЕУЖЕЛИ НИ ОДИН из находящихся рядом с ним каждый НЕ ВИДЯТ ЭТОГО.

ПОЖАЛУЙСТА ВМЕШАЙТЕСЬ И ПОМОГИТЕ. Я действительно думаю, что-то страшное может случиться с ним. Я не хочу сказать, что вы ответственны за него, но КАК ОДИН ИЗ ОЧЕНЬ НЕМНОГИХ ВЕРНЫХ ЕМУ ЛЮДЕЙ, пожалуйста, рискните поговорить с ним, если еще не говорили.

Michael Amir, Alberto, and Faheem начали ограничивать доступ к Майклу, и теперь мне больше не разрешают отдавать письма ему в руки перед тем, как кто-то из его окружения не прочтет его предварительно. У них есть много оправданий! Например, что Майкл устал или готовится к туру, и у него нет времени, или, что это делается для его безопасности. Это смешно, после 15 лет встреч с Майклом я не ожидала, что буду рассматриваться как человек, способный навредить ему.

Может быть я и “просто поклонница”, но я действительно была с Майклом в течение долгого времени перед тем, как в его окружение пришли эти люди, и, конечно, буду здесь после них, и Майкл должен слышать своих поклонников, когда он огорчен, и а те, что рядом не всегда беспокоятся за него, а больше заинтересованы в своей работе, считая неуместным сказать что-то.

Я в слезах из-за того, каким я видела его, из-за ситуации, которую я почувствовала вокруг него. Если вы уже говорили ему что-то по этому поводу, пожалуйста, передайте ему это письмо, если вы думаете, что он должен услышать это снова от кого – то еще. Я чувствую что ситуация ухудшается, пожалуйста не допустите этого! Пожалуйста, скажите мне, что с ним всё в порядке. Но всё же, пожалуйста, скажите мне ПРАВДУ.

Я люблю его. Пожалуйста, помогите ему, если он нуждается в этом. Мне жаль, что я не могу ничего сделать, я чувствую себя беспомощной.

Майкл быстро ухудшался и наш шок и страхи продолжали расти с каждым днём, мы не могли положиться на его окружение позаботиться о его благополучии, потому что они явно не были, потому что они явно не были, принять нашу обеспокоенность в серьёз. Мы решили написать письма лично Майклу, каждый писал индивидуально, но все с одним чувством, наших страхах о его состоянии умоляя его позаботиться о себе лучше, любить себя и взять себя в руки несмотря на тур. Письма были отданы непосредственно в руки Майкла у его студии репетиций ночью прежде, чем он скончался. Майкл пытался позвонить Талифе (одна из поклонниц кто собственно отдал письма и Майкл знал очень хорошо) несколько раз из Staples Center, но звонок сбрасывался и мы никогда не узнаем, что он хотел сказать.

Личный помощник Майкла, Эмир Майкла, сказал мне в Лос-Анджелесе, когда я возвращалась от мемориала, что Майкл по возвращении домой с репетиции, попросил дать ему наши письма и их принесли ему в спальню. Меньше, чем через 8 часов его не стало.

Я даже не знаю, с чего начать, мне нужно сказать тебе, пожалуйста, пойми, что все, что я скажу лишь исходит от чувства любви к тебе и заботы о твоем счастье и здоровье. Я так сильно люблю тебя, намного-много-много больше, чем я только могу выразить словами. За последние несколько месяцев я стала очень сильно переживать, что ты не заботишься о себе в той мере, которую заслуживаешь. Я заметила, что ты становишься все более худым, и сейчас ты настолько худой, что я уже переживаю за твое самочувствие.

Я могу только представлять себе, насколько сильное давление ты ощущаешь на себе во время подготовки к концертам, и я могу только предполагать, что такая большая потеря в весе вызвана стрессом, которому ты подвержен все эти несколько месяцев.

Майкл, я молюсь, чтобы ты только знал о том, что я буду любить и обожать, и поддерживать тебя так же сильно, даже если твои драгоценные ножки никогда больше не ступят на сцену. За свою жизнь ты противостоял большему стрессу и давлению, какой только может вынести человеку, и ты всегда делал это с достоинством. За это я всегда восхищалась тобой, твоей, казалось бы, сверхчеловеческой силой и невероятной силой воли в самые тяжелые моменты жизни. Но, мой дорогой Майкл, я также знаю, что ты человек, и, должно быть, часто чувствуешь себя уставшим, потерянным или одиноким, подавленным, крошечным под этим гнетом огромных обязательств.

Я могу только представить, что ты ощущаешь груз всего мира на своих плечах во время оставшейся пары недель до твоего первого шоу. Я волнуюсь, что твое жесткое расписание и, возможно, твои переживания о том, чтобы угодить поклонникам и поразить этот мир своим величием снова, приводит к тому, что ты забываешь поесть и теряешь в весе, который тебе терять больше нельзя.

Когда я встретила тебя в танцевальной студии, я была в шоке от того, каким худым ты стал, и когда мы обнялись, я почувствовала, будто тебя не хватает… Если концерты – это слишком для тебя, если их стало слишком много, если напряжение слишком велико, пожалуйста, знай: ты не один, и если ты чувствуешь, что не сможешь вынести их, знай, ты никогда не разочаруешь нас. Если концерты каким-либо образом подвергают опасности твое здоровье…, твое здоровье и благополучие безусловно должны быть на первом месте. Мы не сможем получить удовольствие от концерта, зная, что ты страдаешь. Пожалуйста, не думай, что ты обязан выступать перед нами, если ты не в состоянии и не хочешь этого. Это ни в коем случае не означает, что я хоть на секунду в тебе засомневаюсь, я всего лишь обеспокоена твоим резко снизившемся весом, и я просто боюсь за твою жизнь, ведь тебе предстоит тратить невероятное количество энергии в течение следующих нескольких месяцев.

Я с нетерпением ожидаю увидеть тебя снова в Лондоне. Я люблю тебя и прошу, пожалуйста, позаботься о себе, своих детях, своих фанатах, своей семье и всех тех, кто глубоко и сильно любят тебя от всего сердца . Мы хотим любить тебя еще много лет.

Люблю тебя всегда и навечно

будете также видеть в This Is It, что Майкл почти всегда носил по ТРИ кофты и куртку, что бы скрыть своё маленькое тельце в последние недели.

Это дошло до того, что некоторые из нас высказывались, что было бессмысленно давать ему письма поклонников и подарки после посещений доктора, поскольку он только отправит их обратно, подписав, а это были явно письма, адресованные ему, а не фотографии, которые отправляют любители автографов.

Кое-что встревожило меня более, чем обычно в субботу, 25 апреля 2009. Это был первый раз, когда Майкл пошел к Dr. Klein на выходных, и это был уже поздний час. И пробыл там с 17 до 21:30 вечера. Когда он вышел из офиса Кleine, от Майкла пахло очень сильно, я бы сказала, как будто растертый алкоголем или этиловым спиртом и выглядел так, будто с трудом стоит на ногах.

29 мая Майкл пригласил некоторых из нас в Center Staging, чтобы поговорить с нами о том, что произошло (после того, как некоторые поклонники сказали ему, что они не смогли получить билеты на концерты и как продажи билетов были бессмысленны, и как все, казалось, напутано, и он знает об этом). Он сказал нам, что он не знал о проблеме, он не находился на месте проведения мероприятия и попытается разрешить этот вопрос. Он сказал нам, что он заснул с мыслью о 10 концертах, а проснулся с 50!

Он сказал: “Они сделали это без моего согласия. Они сделали это только по понятным причинам”.

Он добавил: «Они также неправильно составили график: сначала предполагалось, что будет – шоу-день отдыха-шоу-день отдыха». Его голос звучал прерывисто, будто он собирается заплакать, и сложил руки в молитве, и замолчал. Мы тоже притихли. Это был очень непростой и эмоциональный момент, на мой взгляд, наполненный грустью и беспокойством.

Я почувствовала, что наши опасения подтверждаются. То же почувствовали и остальные.

К сожалению, через день после того, как Майкл сделал это заявление, оно попало в прессу. AEG поспешили опровергнуть эту информацию, назвав ее ложью.

Это также совпало по времени и с моментом, когда все стало меняться для нашей небольшой группе тех, кто имел тесный контакт с Майклом.

Охрана не допускала нас, и Майкл прекратил быть столь “доступным”.

С ограниченным доступом (несмотря на это у нас получалось видеть его и некоторым говорить с ним) посещения доктора стали более частыми, и мы обратили внимание на всё большие физические изменения в нем, особенно его вес. Он выглядел слишком тощим, и всюду чувствовалось, что происходит что-то не так. Даже положение его охранников и отношения изменились.

Через пару недель Майкл Амир (личный помощник Майкла и охранник) сказал, что Майкл очень устал, что он не cпал все выходные, и AEG продолжали названивать ему все время.

Все чувствовали себя неловко, включая нас. Мы не понимали, что происходит, но, конечно, мы выстраились в линию и провели наше время с ним. Это было как-то холодно, отчуждённо, и за нами внимательно следила его охрана.

В последние дни жизни Майкла я также обратила внимание на его охранника Alberto Alvarez, он выглядел нервным и покрывался испариной. Когда мы расспрашивали его о том, все ли в порядке у Майкла, он говорил, что Майкл “сосредоточен” и находится в “состоянии тура”, фактически не отвечая на вопрос. Но мы видели, что здесь есть нечто большее, что Майкл изменился, еле держась на ногах, и стал еще более истощенным, а также мы заметили, что его охрана была озабочена чем-то. На самом деле, вместо 2-3 охранников за воротами у его дома… их число возросло в 2-3 раза, я даже насчитала 12 человек в ночь, когда он умер.

В попытке вмешаться в ситуацию, чтобы спасти ему жизнь, несколько десятков поклонников (включая меня) написали письма Майклу за неделю до его смерти.

Мы знали, его смерть – это вопрос времени, если не будут предприняты меры. Но никто из его окружения, казалось, не был озабочен в той мере, чтобы сделать это. Как только все письма были собраны, и план был на месте, мы решили вмешаться 24 июня 2009.

Нам удалось отдать их лично ему в руки тем в тот день. Та ночь была последняя, когда я видела Майкла в последний раз, покидая Staples Center около 1:30 ночи 25 июня 2009.

Я восхищаюсь и люблю тебя с 14 лет, тогда ты в первый раз спас мою жизнь. И ты продолжаешь спасать ее на протяжении всех этих лет, как бы глупо и странно это ни звучало для человека, который даже не знает меня. Ты спасал меня и продолжаешь это делать, ты дал мне надежду и силу.

Теперь это моя очередь и очередь всех нас обратиться к тебе, чтобы сказать, что мы здесь с тобой, и мы хотим помочь тебе.

Пожалуйста, пойми, что мы любим тебя так сильно, мы не можем себе позволить тебя потерять. Ты так много значишь для нас, и нам так больно видеть тебя таким несчастным, каким мы тебя видим в последнее время, несмотря на все твои попытки скрыть это от нас. Мы видим и чувствуем, что что-то не так.

Майкл, никогда не делай того, чего ты не хочешь делать, неважно, касается это концертов или каких-то людей, желающих сделать на тебе деньги.

Не позволяй никому и ничему давить на себя до такой степени, что ты теряешь сон, переживаешь, что угодно, что может в конечном итоге повлиять на твое здоровье. Ничто не стоит этого, и тебе ничего не нужно доказывать.

Ты сделал все, заплатил за все… и не раз.

Ты нужен мне, я по-настоящему и очень сильно тебя люблю, все мы..

Мы НЕ воспринимаем его как наркомана.

Мы были только озабочены (во время определенного промежутка времени), что он был слишком напряжён и находился под слишком большим давлением, чтобы быть в состоянии нормально поесть и функционировать без лекарственных средств, и что люди вокруг него знали, что он был не в порядке и предпочли закрыть на это глаза ради денег, и, Бог знает, ради еще чего. Но я знаю то, что я видела, и я знаю, что это не был здоровый, счастливый, который находился в подходящей форме, чтобы выйти на сцену меньше, чем через 3 недели, и они это знают тоже. Пришло время правды.

Абсолютно понятно, что изначально Майкл согласился на эти концерты по материальным соображениям, хотя, когда о концертах было объявлено, я заметила энтузиазм, с которым он относился к этому бьющему все рекорды проекту. Первые два месяца он всем был доволен, спрашивал о том, как мы восприняли пресс-конференцию, и какие песни нам хотелось бы услышать. Но в течение последних трех или четырех недель все пошло на спад, воодушевление пропало, некоторое время спустя мы заподозрили неладное.

Сначала он извинился за распределение мест на концертах, затем сказал, что «расположение мест и даты были утверждены без его согласия»

Он сказал, что делает это шоу для нас и хочет сделать его таким, каким мы хотели бы его увидеть. Его явно не устраивало происходящее, и иногда его голос дрожал, будто он с трудом сдерживал слезы. Позже тем же вечером мы увиделись с ним в другом месте, где и сфотографировались. Майкл полусидел на сиденье автомобиля, и я прислонилась к нему. Я положила руку к нему на ногу и все, что я почувствовала, были кости. Нет, он был не просто тощий, скорее он был похож на скелет. Это ОЧЕНЬ обеспокоило меня, и именно тогда я впервые поняла, что что-то не так.

С тех пор я писала ему письма, в которых, не вдаваясь в детали, озвучивала свою обеспокоенность; я просила его думать в первую очередь о своем здоровье и счастье.

Именно 12 июня охранники Майкла начали вести себя странно, предпринимая крайние меры, чтобы оградить нас от него. В их действиях не было совершенно никакой необходимости, потому что, что каждый раз нас было не больше 10-12 человек и это были люди, которых он знал и доверял, о чем охрана без сомнения знала.

В следующие две недели я обдумывала причины, которые объяснили бы действия охраны: 1) Возможно, он находился в рабочем состоянии и ему нужно было создать истерию вокруг себя и концерта, которая подстегивала бы его. 2) Он был под действием препаратов и поэтому не хотел, чтобы мы видели его таким. 3) Организаторы концертов обнаружили, что он доверяет нам свои мысли и жалуется, и каким-то образом это просачивается в прессу, и проинструктировали охрану, чтобы Майкла оградили от нас. 4) Может быть, он просто хотел, чтобы его не беспокоили, поскольку он чувствовал себя неуверенно (возможно, но странно, учитывая сроки и другие факторы).

Обсуждая это с другими поклонниками, которые видели его в тот день, и сравнивая факты, мы пришли к выводу, что Майкл был в дурмане, когда он выходил из дома и был в дурмане, когда выходил из офиса Кляйна. После Кляйна до репетиции он опять пошел домой ненадолго, и после репетиции он тоже был в дурмане. В тот вечер шестеро из нас выдвинули ряд гипотез. Именно тогда мы поняли, что дело серьезно.

Мы подумали, что, может быть, Майкла пичкают лекарствами против его воли, чтобы он продолжал репетировать и не возражал. Мы предположили, что его контролируют либо AEG, либо NOI, либо обе компании вместе. Мы начали обвинять его штат и всех, кто вовлечен в проект, и начали думать, что мы можем предпринять. Мы знали, что есть человек, который находится внутри здания на репетициях, но который не связан с концертами. Я предложила спросить его, как Майкл ведет себя на сцене, и одна из моих подруг сказала: «Майкл не появлялся на сцене 3 последние репетиции» (то есть 11,12 и 16 июня).

На следующий день я спросила Альберто, начальника охраны, как проходят репетиции с Майклом, доволен и здоров ли он. Ответ Альберто был чрезвычайно жизнеутверждающим. Разумеется, он лгал, поскольку за последние дни Майкл вообще не появлялся на сцене. Да, конечно, случались дни, когда его присутствие не требовалась, но ведь не тогда, когда приближался день первого концерта, тем более речь, в конце концов, идет о трех пропущенных подряд репетициях.

21 июня был день, когда я прочитал электронное сообщение Марики, в котором она писала о том, что она увидела и, как она была обеспокоена его весом. Без колебаний мы решили объединиться и передать наши письма Майклу. Многие поклонники обвиняют нас теперь в том, что мы не позвали всех. Пожалуйста, поймите нас правильно – не все видели своими глазами то, что видели мы, и если бы мы сделали это обсуждение открытым для всех, нас стали бы обвинять в преувеличении и в том, что мы просто ищем внимания к себе. К тому же, всё случилось за какие-то считанные дни. 22-го числа не было репетиций. 23-е был его первый день в Степлз-Центре, и когда мы попытались передать ему письма, совершенно лишние повышенные меры безопасности не позволили нам этого сделать. 24-го числа мы действовали осторожно и смогли их передать, но по сути, было уже слишком поздно.

Я писала от руки, и потому у меня нет копии письма, чтобы показать вам. Но оно было о том же, что и другие письма. Не сомневаясь в его возможностях, я просто попросил его позаботиться о себе, делать то, что лучше для него, его семьи и его здоровья; не беспокоиться о нас, о том, что творится в мире, о финансах и прочее. Спустя несколько часов, когда мы увидели его, он умер.

Так вот, для тех, кто сомневается относительно нас или наших намерений, или говорят, что мы преувеличиваем то, что испытали – вы по-прежнему считаете, что всё это – лишь совпадение? Вы думаете, что когда мы все запаниковали, были очень обеспокоены, и стали действовать, когда наши худшие предположения стали явью – всё это всего лишь дело случая? В то время как всю вину свалят на доктора Мюррея, настоящая причина смерти Майкла Джексона так и останется невыясненной.

Факт – Майкл НЕ БЫЛ в норме последние недели своей жизни. Однако все вокруг не замечали и игнорировали его состояние, так как считали, что шоу должно продолжаться в любом случае! Да, Майкл был убит случайно или намерено дозой пропофола.

Я не говорю, что его вес или его предыдущий приём препаратов сыграли какую-то роль в его смерти. Всё, что я пытаюсь сказать – это то, что AEG делает видимость того, что он был совершенно здоров и был таковым до того момента, когда Мюррей накачал его медикаментами сверх всякой меры – но мы-то видели другое.

А что, если AEG скрывает ещё что-то, заметает следы, выпускает этот идеально отрежиссированный документальный фильм? Кто стоит за всем этим??

Мы можем так никогда и не узнать истины, но теперь, по крайней мере, вы все будете знать о том, что заметил я, и на что обратили внимание все мы, когда попытались хоть что-то предпринять в последние дни его жизни.

Sandy and Michael.

Samantha and Michael.

Talin and Michael.

  • Запись понравилась
  • 0 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 0Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    Ответ на комментарий Nastya_Frau

    Любовь к людям должна становиться настоящей. это делает людей людьми!

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here