Молитва старцу иерониму

Новая статья: молитва старцу иерониму на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Православный Приход храма святого великомученика Георгия Победоносца г. Новокузнецк

Сайт создан по благословению Владимира Епископа Новокузнецкого и Таштагольского

Объявления

  • о Крещении
  • 24 Март 2017

Молитва схиигумену Иерониму Санаксарскому

В санаксарской обители подвизался еси / и многих в ней ко Христу привел. / Постом и молитвою демонов сокрушил еси / и духовные советы страждующим подавал. / Яко Саровский чудотворец при жизни ликом просиял еси / и дар прозорливости от Господа приял. / И по смерти всех притекающих к тебе не оставил неутешными, / старче богомудрый Иерониме, / ныне молиши за всю братию и за всю страну Российскую / Христа Бога нашего

Старец-любовь

Памяти Санаксарского схиигумена Иеронима

Родился будущий духовник Рождество-Богородичного Санаксарского монастыря 14 сентября 1931 года в мордовском селе Ичалки, в крестьянской семье Иакова и Елизаветы Верендякиных. Крещён был Иоанном. В детстве он очень хотел стать священником, но время к тому не располагало, поэтому Иван много трудился: плотником, грузчиком, электриком.

Старец вспоминал: «Ещё в детстве, когда меня спрашивали, кем ты хочешь быть, я отвечал: ‟Попом буду!” Они смеялись надо мной, а я действительно попом стал. И в шесть лет, и в семь я говорил, что стану попом… Все братья мои, все дяди были грамотные. Были среди них и учителя. И они удивлялись, почему я не хочу учиться. А я стоял на своём: ‟Буду попом!” Дадут мне сумку с учебниками, а я зимой на этой сумке стану кататься с горки. Книжки теряются, сумка рвётся. Так катался».

В молодости Иван встретил глубоко верующую девушку Анну и в 1957 году женился. Супруга стала его помощницей и единомышленницей. Господь послал им двух дочерей. Детей благочестивые супруги воспитали в православной вере, одна дочь стала женой священника (и родила 12 детей), вторая приняла монашеский постриг.

Только в 1974 году Иван Яковлевич вплотную «подошёл» к своей мечте стать священником и… устроился сторожем в Иоанно-Богословский собор Саранска. В следующем, 1975-м году, 6 апреля, епископом Пензенским и Саранским Мелхиседеком (Лебедевым, †2016) он был рукоположён в диякона, а на другой день – в иерея.

«В день моего рукоположения Господь совершил чудо, – рассказывал старец. – Владыка послал телеграмму в другой город своим духовным чадам, чтобы они приехали на мою хиротонию. А они в это время хотели ехать в Москву. Московский поезд встал на второй путь, и они сели в поезд, следующий в Пензу, думая, что он отвезёт их в Москву. Приехали они в Пензу и только тут поняли, что ошиблись. Но уж тогда решили повидать владыку и только потом ехать в Москву. Владыка встретил их в храме, удивился и говорит: ‟Как же вы могли так скоро приехать? Я дал вам телеграмму только часа два назад. А вы уже здесь!” Они объяснили, что никакой телеграммы получить не успели, а приехали в Пензу по ошибке. Тогда все поняли, что это Господь совершил чудо. И они побывали на моём рукоположении… Мой первый приход был в селе Спасское Рузаевского района Мордовии, я служил там в Покровском храме. В 1979 году из Покровской церкви был переведён священником в Иоанно-Богословский собор Саранска. Затем – в Колопино».

В 1987 году отца Иоанна возвели в сан протоиерея. Владыка Серафим (Тихонов, † 2000), который в то время управлял епархией, отозвался о нём так: «Скромный и исполнительный. Любим прихожанами. Образ жизни ведёт безупречный».

Батюшка не только утешал, но и наставлял: «Каждому человеку дана Богом мера спасения. Насколько мы будем смиряться, настолько будем приближаться к Богу. Вот почему смирением мы всегда, если пожелаем, сможем получить спасение. Не жалей плоти, она есть лишь жилище наше. А там, внутри, невеста наша, которая будет встречаться с Женихом, с Богом. Душа – невеста Христова. Вот её-то, невесту, и надо украшать цветами. Нужно сплести драгоценный венок. И успеть сплести этот венок до конца жизни нашей. И если успеем, то Господь даст нам спасение. Только вот мы не всегда постоянны. А надо быть постоянным. Упал? Вставай, беги. Лежишь? Все равно твори молитву. Если не успеешь встать, как в спортивной борьбе бывает, когда судья досчитает до десяти, значит, проиграл».

Нужно сплести драгоценный венок

На человеческие проблемы старец Иероним смотрел с одной точки зрения: насколько это важно для спасения души. Один молодой человек спросил его: «Батюшка, жениться мне или нет?» Ответ был таким: «Ищи спасения. Когда корабль тонет в море, матросы думают о спасении, а не о ремонте каюты. Если женитьба для тебя – спасение, то женись и не сомневайся, а если это каюта на тонущем корабле, то гибель. Ищи спасения, а там Господь всё управит».

В 1989 году протоиерей Иоанн и его супруга Анна Демидовна написали прошение правящему архиерею епископу Серафиму о пострижении в монашество. 27 апреля 1990 года архимандрит Модест (Кожевников, †1997) постриг отца Иоанна с сохранением прежнего имени. Принятие монашеского чина означает усиление духовного труда, и батюшке дали для окормления ещё один приход, в селе Старое Синдрово. В 1991 году, ко дню святой Пасхи, иеромонах Иоанн был возведён в сан игумена Святейшим Патриархом Алексием II.

В начале 1991 года из Пензенской и Саранской епархии была выделена самостоятельная епархия – Саранская и Мордовская, правящим архиереем которой назначен епископ Варсонофий (Судаков), ныне митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. При владыке Варсонофии Русской Православной Церкви был возвращён Рождество-Богородичный Санаксарский мужской монастырь. 24 мая 1991 года в Санаксар был определён игумен Иоанн и через полгода назначен братским духовником. Через год наместник обители архимандрит Варнава (Сафонов), ныне епископ Павлодарский и Экибастузский, постриг cтарца в великую схиму, дав ему имя Иероним, в честь блаженного Иеронима Стридонского.

Как настоящий духовник, он вёл людей не к себе, а к Богу

Надо сказать, что схиигумен Иероним окормлял не только братию своего монастыря, но и другие женские и мужские обители Мордовии. Как настоящий духовник, он вёл людей не к себе, а к Богу. Отличался большим сочувствием к людям. Радовался с радующимися и плакал с плачущими. Старец глубоко проникался чужими скорбями и искренне сострадал. Имел великий дар утешения.

Будучи мордвином, отец Иероним не всегда правильно выражался по-русски, но в облике его светилось такое понимание, такая любовь, что всё было ясно без слов. Безусловно, в основе подобного отношения к людям лежала его любовь ко Господу.

Некая раба Божия Ольга спросила однажды у батюшки: «О чём просить Господа?» Старец ответил: «Прежде всего ищите Царствия Небесного». – «А о житейском?» – «Можно и не просить. Говори только: «Да будет воля Твоя»». Ольга спросила: «Что такое смирение? Я никак не могу разобраться, где смирение, а где человекоугодие». «Смирение – это внутреннее состояние нашей души. Никогда не гневаться, никогда не раздражаться, никогда не сердиться. Всегда терпеть, любить. Любовь долготерпит».

«Любовью от отца Иеронима просто веяло, – рассказывает инокиня Елисавета. – Я не могу объяснить, это чувство непередаваемо. Как тепло. Он и сам говорил, что самое главное, чтоб была любовь. Если будет любовь, то будет всё. Надо любить друг друга. Тогда Господь будет и помогать, и покрывать».

Об аскетической жизни санаксарского подвижника вспоминает Елена Гележа: «С виду батюшка был простачком: добрый такой, всегда улыбается. Но потом понимаешь, что это был очень строгий аскет-подвижник. Ел батюшка немного. Учил, что воды надо поменьше пить. Себя не жалеть, а принуждать непрестанно молиться. «Ночью, – говорил он, – обязательно надо молиться, хотя бы по одной главе Евангелия читать». «Встаньте, – говорил, – сделайте поклон, почитайте Евангелие и ложитесь спать. Тем, кто молится с трёх до четырёх часов – золотой венец, с четырёх до пяти – серебряный, с пяти до шести – бронзовый». Народ в толпе заулыбался, видимо, многие и в семь часов не молились».

Батюшка приезжал в пустыньку и утешал монахинь. Каждой сестре говорил о необходимости непрестанного умного делания и о том, что стяжать благодать Святого Духа можно только в трезвении. Поскольку мы такие строптивые, старец постоянно напоминал нам о смирении, что через послушание должно прийти смирение. Утешал, конечно: то ладан, то просфорочки даст, то маслице, то покроет епитрахилью главу чью-нибудь…

Батюшка ещё за несколько месяцев до прославления преподобного Феодора Санаксарского благословлял народ небольшими иконочками святого. И когда мы, сподобившись побывать на прославлении преподобного Феодора, вернулись в свою обитель, я увидела, что иконочка вся в капельках благоухающего мира. Я написала в Санаксар, попросила частицу мощей. Так святыня и осталась в Выксунской обители.

Схиигумен Иероним и в отношении к государю очень поддерживал нас, говорил о грядущем прославлении царской семьи. Хотя он был оптимистом и верил, что будет ещё царь в России, будет расцвет в нашем Отечестве, и что Россию никогда не сломит никакой антихрист, наша страна будет стоять до Второго Пришествия. Но нас, монашествующих, он наставлял готовиться к очень тяжёлым временам. Когда же я спрашивала, кто же может спастись, старец отвечал, что только тот, кто имеет твердую («казацкую!») веру, полное упование на Господа и предание себя всецело в руки Божии. И никакое плотское, человеческое мудрование не должно брать верх. Только Промысл Божий.

Батюшка очень скорбел о том, что сектам, уводящим людей от Бога, предоставлены в нашей стране большие права и возможность соблазнять православный народ. Со слезами молился о людях, которые удаляются от Бога. Говорил, что Россия тысячу лет была православной, и основной религией в ней должна быть православная. Только тогда можно говорить о духовном возрождении нашего Отечества».

Строительница женского монастыря матушка Феофилакта делится наставлениями старца: «Отец Иероним, благословляя меня на новое место служения, в Бузулук, говорил:

‟Стройку, мать, сворачивай. Там у тебя, конечно, мало помещений, и ты, как строитель по образованию, всё время будешь стараться строить. Понятно, что это нужно. Но это не главное. Строй больше души человеческие!”»

На богослужение в храм старец ходил неопустительно утром и вечером. У него всегда было много исповедников. Исповедовал он кратко, изредка какие-то грехи подсказывал, но чаще ждал от человека личного покаянного труда. Это отец Иероним очень ценил. Когда нужно было, обличал, но не сурово, а с любовью. «Мы каждую минуту согрешаем, – говорил он, – и надо стремиться к тому, чтобы видеть свои грехи так же ясно, как тарелку супа».

Прозорливость его была несомненной. Инокиня Елисавета пишет об этом так: «Батюшка, если надо, человеку всё скажет. Он ведь всегда знал, что человека ожидает, но не всегда рассказывал. Или вот, допустим, даст тебе послушание, а ты его не выполнишь. Приедет батюшка, всё ждёшь, когда он скажет: почему не выполнила? А он ничего не говорит, никаких наставлений, как обычно, не даёт: видел, что это ещё не выполнено. Ничего не расскажешь ему, а он уже всё знает. Пойдешь к нему на исповедь, а он начинает читать предначинательные молитвы перед исповедью и говорит все те слова, какие у меня в мыслях. Что я думала, в чём каялась – всё повторял. Нужно уже к батюшке подходить, а я и не знаю, что говорить – он уже всё сказал… На исповеди едва только накладывал епитрахиль и говорил ‟Кайся!”, как внутри всё переворачивалось. Читал молитву и благословлял. И всё. Для него этого было достаточно, он духом чувствовал покаяние. Это было что-то необыкновенное».

Особенно сострадательно отец Иероним относился к скорбящим и болящим. Известны случаи исцелений по его молитвам. Но всё-таки он считал, что в основу лечения болезни человек должен поставлять покаянный труд. И полагаться на Господа.

Инокиня Елисавета вспоминает: «У меня послушание – сестрам медицинскую помощь оказывать. Я к батюшке один раз подошла и говорю: ‟Сестры часто ко мне обращаются, чем их можно лечить? Таблетки какие-нибудь, может быть?” А батюшка говорит: ‟Сейчас надо так их лечить: просфорки, артос, святую водичку, святое маслице, покаяние обязательно, причащение – вот тебе и всё лечение”. Теперь, если сестры обращаются, я им так и говорю. Раз батюшка сказал, значит, так и должно быть».

Болезнь он понимал как повод для покаянного аскетического труда

Другому человеку по поводу болезни старец заметил: «Себя не надо жалеть. Болеешь – сгнить лучше, но спастись для вечности». То есть болезнь он часто понимал как повод для покаянного аскетического труда.

В последний год земной жизни Господь послал отцу Иерониму тяжелейшую болезнь, которую он переносил с удивительной силой духа. Каждое утро, до последних дней, ничем не выдавая своих страданий, старец с помощью келейника приходил в алтарь, безропотно, с тихой радостью неся своё послушание, исповедовал братию, прочитывал огромное количество записок, поминая всех, кто просил его молитв.

Скончался схиигумен Иероним 6 июня 2001 года. На третий день, 8 июня, состоялось отпевание, которое возглавил архимандрит Варнава (Сафонов) в сослужении прибывшего из разных мест духовенства и при огромном стечении верующих. В общей молитве принял участие правящий архиерей архиепископ Варсонофий (Судаков), который прочёл разрешительную молитву.

Погребён батюшка на братском кладбище Санаксарского монастыря, рядом с Воскресенским храмом. Над могилой старца возведена часовня, где служатся заупокойные литии, панихиды.

Схиигумен Иероним не писал книг и наставлений. Но драгоценные крупицы духовного опыта санаксарского старца сохранились в памяти его духовных чад:

«Берегите благодать, как драгоценную жемчужину, которую нельзя купить ни за какие деньги».

«Господь нарисовал мир Своей рукой и всё мудро устроил, ни с кем не советуясь, сотворив мир из ничего. Поэтому в природе нет ничего случайного. Будьте внимательны к любым мелочам в духовной жизни».

«Делание добра – это выращивание венца для Царствия Небесного. Делаем доброе дело – сажаем цветок на венец. Делаем зло – срываем цветы с него. Какой венец получите, пышный или лысый, зависит от вашего труда».

«Монастырский вестник», № 8 (44)

22 августа 2017 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Протосингел Хризостом (Чучу)

Превыше Царства Небесного

Протосингел Хризостом (Чучу)

Слишком мало времени мы проводим с Богом, слишком мало плачемся о том, что Он так далек от нас, слишком мало ищем Его, слишком мало даем Ему нашей любви. И хотим рая? Какого рая?

О подвижниках последнего времени

Архим. Рафаил (Карелин)

О подвижниках последнего времени

Архимандрит Рафаил (Карелин)

Что в жизни подвижников XX века особенно важно и значимо для нас сегодня? Кого из них можно поставить в особенный пример христианам века XXI-го?

О современных подвижниках

Свящ. Димитрий Фетисов

О современных подвижниках

Священник Димитрий Фетисов

Эта история о том, как можно нести свой тяжкий крест не только без ропота на Бога, но и без единой угрюмой морщинки на лице.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Публикации

Новые рассказы о чудесах санаксарского старца.

В мае 1998 года мы приезжали в монастырь с дочерью Машей и ее двумя подругами-сестрами. Все три девочки брали у батюшки Иеронима благословение на учебу. Батюшка благословил и добавил: “Будете петь в Георгиевском храме”. В то время храм-часовня еще только строился. А через полтора года девочки действительно стали петь на клиросе нашего храма.

В 1999 году при встрече с отцом Иеронимом мой муж Геннадий поделился с батюшкой мучившей его проблемой — он безуспешно пытался устроиться на работу. Отец Иероним подошел к мужу и широко крестом осенил его, положил ему на голову руку и твердо сказал: “Найдешь работу”. Это было 13 августа, а в сентябре Геннадий уже вышел на работу, где и до сих пор трудится.

Первая встреча у меня с батюшкой произошла в 1997 году, когда милостью Божией он приехал к нам в поселок Монино Московской области. Когда я вошла к нему в комнату (это был номер гостиницы), то увидела живого святого (сердце обмануть нельзя). Он мне показался очень высокого роста, человеком, у которого невозможно определить возраст, это был убеленный сединами юноша, потому что глаза у батюшки были глазами молодого, полного радости, счастья юноши. И позже, когда батюшка уже болел, меня навсегда поразило преображение его лика во время молитвы, так как он “молодел” на глазах. Каждый год мы милостью Божией приезжали в монастырь и встречались с отцом Иеронимом. Каждая из этих встреч для меня — это целое огромное событие в жизни, каждая встреча — чудо, это море любви, в которое ты погружался будучи с батюшкой, душа возрождалась, оживала, мир и радость вселялись в душу, в сердце была непередаваемая полнота, вырастали как бы крылья для дальнейшей жизни. Меня, многогрешную, батюшка взял в духовные дочери, я бы никогда в жизни не осмелилась бы не то что попроситься к нему, а даже подумать об этом. Тринадцать лет я ходила уже регулярно в церковь, знала, что нужно читать каждодневно хотя бы по одной кафизме из Псалтири и по одной главе Евангелия, но по лености и нерадению я этого не делала и только после того, как батюшка благословил, стала исполнять это правило неукоснительно. Однажды я собралась на Всенощную, села в автобус, но летняя духота и теснота вызвали страшную тахикардию, казалось, я сейчас упаду в обморок, и в голове сразу же появилась мысль — быстрее выйти из автобуса на улицу, не ехать. Тогда я мысленно стала умолять батюшку Иеронима помочь мне, немощной, добраться до храма. И батюшка услышал, сердце успокоилось (без всяких лекарств), и я доехала, отстояла Всенощную. С тех пор я всегда во всех трудностях обращалась и обращаюсь за помощью к батюшке.

В этом (2001) году на праздник Рождества Христова батюшка прислал поздравительную открытку с пожеланием: первое — терпения, второе — любви и маленькие иконочки Иисуса Христа в терновом венце и Святителя Николая. Я сразу же поняла, что Господь готовит к скорбям и батюшка предупреждает. Так и вышло: с самого начала Великого поста я тяжело заболела, проболев полгода, пришлось сделать операцию. Но самая большая скорбь — то, что мы остались сиротами на земле, остались без дорогого, любимого батюшки. Вечная ему память!

Раба Божия Людмила, п. Монино Московской области

Верить надо старцам с первого слова. Но я не сразу постигла эту истину. Дочь моя вышла замуж, переехала на Украину в город Красноармейск. Жили они на частной квартире, платили за нее много.

Стала я молиться и просить у Бога помощи, чтобы приобрели они какое-нибудь жилье (в ту пору жилье на Украине стоило недорого). И в молитвах своих, по незнанию, я дала Богу обещание работать в храме безплатно (а я работала в храме казначеем). Настоятель храма решил по-другому. Он благословил меня получать зарплату. Зарплату я стала получать, но на душе моей было очень неспокойно. Посетив дочь на Украине, я поехала в Почаевскую Лавру к старцу. Выслушав меня, он сказал: “Дают — бери, бьют — беги”. Продолжаю работать в храме казначеем и получаю зарплату.

Идут годы, а на душе опять тревога. Услышала, что в Санаксарском монастыре есть прозорливый старец Иероним и тут же поехала к нему. Он был уже болен, но меня принял. И только четыре слова сказал мне старец, как все перевернулось в моей душе. Как же мы маловерны! А он сказал: “Дают — бери, бьют — беги”. Два старца в разных концах некогда единой страны сказали одни и те же слова с разницей в пять лет!

Казакова, г. Муром

Я, раба Божия Лидия, двадцать лет состояла на учете у онколога по болезни грудной железы. Когда болезнь пришла в конечную стадию, врач меня направил на операцию груди. Но Господь дал мне мысль, что прежде чем ехать на операцию, я должна съездить в Санаксарский монастырь к батюшке Иерониму и взять благословение на операцию.

Мы поехали с мужем в монастырь. Это было 17 марта 1997 года. Подошла к батюшке Иерониму и спросила: “Делать ли мне операцию?” Он мне сказал: “Не делай, а молись — у тебя все пройдет”. Я исповедалась у батюшки Иеронима, причастилась и осталась на молебен о здравии. Молебен шел в его келье, народу было много, я стояла у самого порога и горячо молила Бога, чтобы Он меня исцелил. И вдруг я почувствовала, как что-то темное вышло из меня, и я ощутила необыкновенную легкость, радость, слезы и необыкновенный покой внутри, любовь к Богу, к Матери Божией и людям, все три дня было умиление.

Через полтора месяца меня вызвал врач-онколог и спросил, как прошла операция. Я ему сказала, что я не легла на операцию, а молилась, и у меня все прошло. Он очень удивился и снял меня с учета. С этого раза у меня исчез и сахарный диабет, который мучил меня восемь лет. По молитвам батюшки Иеронима я исцелилась от двух неизлечимых болезней: злокачественной болезни грудной железы и сахарного диабета.

Раба Божия Лидия

Также стала замечать, что идя в магазин или по рынку, я не могу, как раньше, глазеть по сторонам, потому что становится плохо глазам и внутри нехорошо. Или встречу знакомую и начинаю как обычно спрашивать про жизнь, и если в разговоре я что-нибудь скажу про какого-либо человека, то мне сразу же внутри становится нехорошо, я тут же замолкаю и про себя у Бога прошу прощения. По батюшкиным молитвам Господь приучал меня следить за своими действиями и словами.

А перед искушениями и во время больших искушений батюшка несколько раз являлся мне во сне, очень подбадривал меня, мазал лоб маслом, по-отечески обнимал меня и я просыпалась успокоенная и радостная.

За пять дней до его смерти я поехала со своей знакомой в Темниковскую больницу к одному больному. Приехав, случайно узнала, что в больнице лежит мой духовный отец — батюшка Иероним. Он уже не вставал, к нему почти никого не пускали. Я стала молиться, чтобы Господь допустил меня к нему. Подошла к его палате, негромко прочитала молитву, дверь открылась и вышел его келейник — отец Амвросий, я попросила, чтобы он впустил меня к нему, он впустил и сказал, чтобы я была недолго, так как батюшка сильно болен. Я растерялась, вместо того, чтобы встать перед батюшкой на колени, я села на стул возле кровати и сказала, что сильно по нему соскучилась. Стала ему рассказывать, что меня одолевают сны, которые обезнадеживают в спасении. Батюшка взял небольшую иконку Казанской Божией Матери, поцеловал ее и дал мне. После этого сны прекратились.

В день его смерти меня Господь привел в монастырь. К нему никого не пускали, я спросила у одного монаха, как его состояние, сказали — плохое. Вечером в гостинице, где-то после 22 часов я вычитывала молитвенное правило, вдруг вбегает послушница Наталья и говорит, что сейчас скончался батюшка. Я от неожиданности растерялась, но вскоре чувствую внутри сердца как бы радостную печаль, и эта радостная печаль меня не покидала долго, и во время похорон и после, как только вспомню про батюшку, и мне становится хорошо и радостно. Я сначала укоряла себя, думала, что не так жалела его, а потом мне попалась книжка, где было написано, что когда умирает праведник, скорби не бывает, а бывает радостная печаль, так как праведник идет в рай.

Раба Божия Лидия

При жизни батюшки Иеронима я очень часто посещал его молебны, они давали мне силы. И после его кончины не раз приходилось с ним беседовать, во сне или не во сне — сам не знаю. Первый раз — вижу я себя на территории монастыря, в окружении толпы, выходит батюшка Иероним из своей кельи, вместе с монахиней, держа ее под локоть, направляясь в сторону храма. Я удивился, как это батюшка идет в храм, и никто из народа не просит у него благословения, хотя при жизни его постоянно окружали чада и прихожане, прося благословения. Я подошел к батюшке Иерониму и попросил благословения, батюшка меня благословил и сказал: “Вот, Сергей, при жизни прохода не давали, а сейчас не замечают”.

На 40-й день после смерти батюшки Иеронима был я с семьей на могилке его. В эту же ночь, опять я впал в состояние полузабытья (вроде бы сплю и не сплю). Оказываюсь на могилке у батюшки и вижу — по могилке ходит огонь, туда-сюда, цвет огня описать невозможно, такого огня я не видел в жизни. Что удивительно, на могилке батюшки стоят иконки, свечи и цветы. За спиной слышу голос: “Сергей”. Я повернулся и увидел батюшку Иеронима в монашеском одеянии, расшитом золотом, на груди был крест. Батюшка сказал: “Не забываешь меня”, я ответил: “Разве вас можно забыть?”. Я спросил его: “Батюшка, днем был у вас на могилке, но огня этого не видел”, — на что он мне ответил: “Не каждому дано видеть этот огонь, этого огня не бойся, когда будет тебе плохо, или кому-нибудь другому, приходи и умойся этим огнем, станет легче”.

Еще раз довелось мне встретиться во сне с батюшкой Иеронимом на территории монастыря. Увидев его, я спросил: “Батюшка, почему Вы тут, Вы же умерли”. Улыбнувшись, он сказал: “Похоронили мое тело, а сам я остался здесь. По вашим молитвам и просьбам я хожу к Господу и прошу за вас. Я буду здесь до тех пор, пока последний человек меня забудет, тогда я покину монастырь”.

Сергей Мальцев, с. Алексеевка Темниковского района, Мордовия

Случилось это в начале июня 2001 года. Сидя дома в кресле со своим младшим сыном младенцем Николаем и нянча его на руках, я не успел увернуться от его руки, палец сына с приличной скоростью попал мне точно в глаз. Боль была сильной, и прошло минут 15-20, пока я пришел в себя.

После этого было такое ощущение, будто в глазу осталась соринка. Ближе к вечеру, часа через три-четыре, “соринка” стала вызывать сильную боль и постоянную слезоточивость глаза, так что мне даже пришлось поехать к родной маме, чтобы показать глаз, так как она пятнадцать лет работала медсестрой в глазном кабинете. Она ничего не обнаружила постороннего и сказала, что, возможно, ногтем сын нарушил мне роговицу глаза. Мама посоветовала обратиться в скорую помощь для обезболивания глаза, а уж на следующий день показаться врачу.

Боль становилась временами очень сильной. Направляясь домой, я раздумывал, как мне быть — свернуть к больнице или положиться на волю Божью и потерпеть, хотя бы до приема у врача. Решил ехать домой и полечиться молитвой и святыней. На ночь я помазал больной глаз святым маслом от Великомученика и Целителя Пантелеимона и приложил к нему ладанку от батюшки Иеронима, подаренную нам келейником батюшки отцом Амвросием в день похорон батюшки Иеронима. Утром я встал совершенно здоровым, и это исцеление, несомненно, произошло по воле Божьей благодаря молитвам нашего дорогого и любимого схиигумена Иеронима.

Хотя снам верить нельзя, но душу не обманешь, потому что она чувствует Божью благодать и силу молитв Божьих угодников. Батюшка во сне в ту ночь, как бы проходя мимо, благословил меня, и встав утром ото сна, я ощущал реальное посещение меня, грешного, батюшкой Иеронимом, что и было доказано моим выздоровлением. Хотелось бы, чтобы это повествование помогло делу прославления угодника Божьего схиигумена Иеронима, старца Санаксарского монастыря.

Хотелось бы еще сказать о силе молитвы батюшки Иеронима за нас, грешных. Еще когда батюшка был жив, я смог попасть к нему на прием и помимо всего прочего, попросил его помолиться о том, чтобы мне бросить курить. Не знаю для кого как, а для меня это было истинное чудо, я бросил курить, хотя сильно был подвержен этому греху. Вот какая сила молитвы у отца Иеронима!

Георгий Заболотин Ермилинский район Рязанской области 21.06.2002

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here