Молитва священника на общей исповеди

Новая статья: молитва священника на общей исповеди на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Молитва священника на общей исповеди

Митрополит Сурожский Антоний

Говоря о покаянии, я только коснулся исповеди, но вопрос об исповеди настолько важен, что я хочу на нем остановиться подробнее и глубже.

Исповедь бывает двоякая. Бывает личная, частная исповедь, когда человек подходит к священнику и открывает в его присутствии свою душу Богу. И бывает общая исповедь, когда люди сходятся большой или малой группой, и священник произносит исповедь за всех, включая себя самого. Я хочу остановиться сначала на частной исповеди и обратить ваше внимание вот на что.

Человек исповедуется – Богу. В поучении, которое священник произносит перед исповедью отдельного человека, говорится: “Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое; я же – только свидетель”. Это надо помнить: мы исповедуемся не священнику и не он является нашим судьей. Я бы сказал больше: даже Христос в этот момент не является нашим Судьей, а является сострадающим нашим Спасителем. Это очень, очень важно, потому что когда мы приходим на исповедь, мы находимся в присутствии свидетеля. Но что это за свидетель, какова его роль?

Свидетели бывают различные. Например: случилась авария на дороге. Какой-то человек стоял при дороге и видел, что случилось; его спрашивают, что произошло. Ему совершенно все равно, кто прав, кто виноват, он просто говорит: я видел то-то и то-то. Есть другой род свидетелей – на суде: один свидетельствует против подсудимого, другой – в его пользу. Это совершенно иное положение, и этому частично соответствует священник, потому что он стоит перед Христом и говорит: “Господи, он к Тебе пришел в покаянии, – прими его! Уж если мне его жалко, то, конечно, Тебе его жалко много больше, чем мне. Я его спасти не могу, я могу с ним кое-чем поделиться, чем-то помочь, но Ты можешь его преобразить”.

А есть третий род свидетеля. Когда совершается брак, приглашают самого близкого человека. Он – тот, кто в Евангелии назван “друг жениха” ( в нашей практике можно было бы сказать также “друг невесты”). Это самый близкий жениху и невесте человек, который может разделить с ними самым полным образом радость преображающей встречи, соединяющего чуда.

И вот священник занимает это положение: он – друг Жениха, друг Христов, он кающегося приводит к Жениху-Христу. Он – тот, который так глубоко связан любовью с кающимся, что готов с ним разделить его трагедию и привести его к спасению. И когда я говорю “разделить его трагедию”, то говорю о чем-то очень, очень серьезном. Мне вспоминается один подвижник, которого однажды спросили: “Каким образом каждый человек, который к тебе приходит и рассказывает о своем житье-бытье, даже без чувства покаяния или сожаления, вдруг бывает охвачен ужасом перед тем, насколько он грешен, и начинает каяться, исповедоваться, плакать – и меняться?” И этот подвижник дал замечательный ответ. Он сказал: “Когда человек приходит ко мне со своим грехом, я этот грех воспринимаю как свой. Мы с этим человеком едины; те грехи, которые он совершил действием, я непременно совершил мыслью или желанием, или поползновением. Поэтому я переживаю его исповедь, как свою собственную, я (как он говорил) схожу ступенька за ступенькой в глубины его мрака, и когда я дошел до самой глубины, я его душу связываю со своей душой и каюсь всеми силами своей души в грехах, которые он исповедует и которые я признаю за свои. И тогда он охвачен моим покаянием и не может не каяться, и выходит освобожденным; а я по-новому каялся в своих грехах, потому что я с ним един состраданием и любовью”.

Это предельный пример того, как священник может подойти к покаянию другого человека, как он может быть другом жениха, как он может быть тем, который приводит кающегося ко спасению. Но для этого священник должен научиться состраданию, должен научиться чувствовать и сознавать себя единым с кающимся.

А произнося слова разрешительной молитвы, священник их либо предваряет наставлением, либо нет. И это тоже требует честности и внимания. Иногда бывает, что священник слушает исповедь, и вдруг ему явно, как бы от Бога, от Духа Святого открывается, чтó он должен сказать кающемуся. Ему может показаться, что это не к делу, но он должен слушаться этого голоса Божьего и произнести эти слова, сказать то, что Бог ему положил на душу, на сердце и в ум. И если он так поступит, даже когда это как будто не относится к исповеди, которую принес кающийся, он говорит то, что нужно кающемуся.

Иногда у священника нет чувства, что эти слова от Бога. (Знаете, и у апостола Павла в посланиях встречаются места, где он пишет: “Это я вам говорю именем Божиим, именем Христовым. ”, или “Это я вам говорю от себя. ”). Но это не значит, что тогда слова священника – “отсебятина”; это то, что он познал из личного опыта, и он делится этим опытом, – опытом греховности, опытом покаяния и того, чему его научили другие люди, более чистые, более достойные, чем он сам.

А порой и этого нет. Тогда можно сказать: “Вот что я вычитал у святых отцов, вычитал в Священном Писании. Я могу тебе это предложить, ты это прими во внимание, задумайся, и может быть через эти слова Божественного Писания тебе Бог скажет то, чего я не могу сказать”.

А иногда честный священник должен сказать: “Я всей душой болел с тобой во время твоей исповеди, но сказать тебе на нее ничего не могу. Я буду молиться о тебе, но совета дать не могу”. И у нас есть пример тому. В житии преподобного Амвросия Оптинского описываются два случая, как к нему приходили люди, открывали свою душу, свою нужду, и он три дня их держал без ответа. И когда наконец у него настоятельно просили ответа, он сказал: “Что я могу ответить? Вот три дня я молю Божию Матерь меня просветить и дать ответ, – Она молчит; как же я могу говорить без Ее благодати?”

Вот то, что я хотел сказать о частной, личной исповеди. Человек должен прийти и свою душу изливать. Не повторять чужие слова, смотря в книжку, а поставить перед собой вопрос: если бы я стал теперь перед лицом Христа Спасителя и всех людей, которые меня знают, что явилось бы для меня предметом стыда? что я не готов открыть перед всеми, потому что было бы слишком страшно, что меня увидели, каким я себя вижу. Вот в чем надо исповедоваться. Поставь себе вопрос: если моя жена, мои дети, мой самый близкий друг, мои сослуживцы знали бы обо мне то или другое, было бы мне стыдно или нет? Если стыдно – исповедуй. Если то или другое стыдно открыть Богу (Который и без того это знает, но от Которого я стараюсь это спрятать) или было бы страшно – открой это Богу. Потому что в момент, когда ты это откроешь, все то, что ставится в свет, делается светом. И тогда ты можешь исповедоваться и произносить свою исповедь, а не трафаретную, чужую, пустую, бессмысленную исповедь.

А если речь идет о детях, надо помнить, что детям нельзя навязывать исповедь, которая не является их собственной исповедью. Нельзя им говорить: “Ты запомни, что ты меня рассердил тем-то, что в этом ты поступил не право, вот покайся в этом”. Надо дать ребенку свободу стать перед Богом как перед другом, и с Ним поделиться всей своей жизнью и душой, – даже своей болью о родителях, даже тем, как он их переживает иногда тяжело.

А теперь я хочу сказать коротко об общей исповеди. Общая исповедь может произноситься по-разному. Обыкновенно она произносится так: собирается народ, священник говорит какую-то вступительную проповедь и затем по книге читает как можно большее число тех грехов, которые он ожидает от присутствующих. Этот перечень может быть формальным. Сколько раз я слышал: “Я не вычитывал утренних и вечерних молитв”, “я не вычитывал канонов” , “я не соблюдал постов”, я не делал того, я не делал другого. Это все формально. Да, это не формально в том смысле, что это реальные грехи каких-то людей, может быть, даже самого священника, но это не обязательно реальные грехи этих людей; реальные грехи бывают иные.

Я вам расскажу, как провожу общую исповедь сам. Общая исповедь у нас бывает четыре раза в году. Перед исповедью я провожу две беседы, которые направлены на понимание того, чем является исповедь, чем является грех, чем является Божия правда, чем является жизнь во Христе. Каждая беседа длится сорок пять минут, все собравшиеся сидят, слушают, затем наступает получасовое молчание, в течение которого каждый должен продумать то, что слышал, посмотреть на свою душу и продумать свою греховность. А затем бывает общая исповедь. Мы собираемся на середине храма, я надеваю епитрахиль, перед нами Евангелие, и обыкновенно я читаю Покаянный канон Господу Иисусу Христу. И под влиянием канона произношу вслух собственную исповедь – не о формальностях, а о том, в чем меня попрекает моя совесть и что открывает передо мной читаемый мною канон. Каждая исповедь бывает иная, потому что каждый раз слова этого канона меня обличают по-иному, в другом, и я каюсь перед всеми людьми, называю вещи своим языком, своим названием. Не так, чтобы меня потом ходили и упрекали конкретно в том или другом грехе, а так, чтобы каждый грех был раскрыт перед людьми как мой собственный. И если, произнося исповедь, я не чувствую, что истинно каюсь, я произношу и это в качестве исповеди: “Прости меня, Господи! Вот, я произнес эти слова, но они до моей души не дошли”… Эта исповедь длится обыкновенно минут тридцать-сорок, в зависимости от того, что я могу поисповедовать перед людьми. И одновременно люди исповедуются – молча, а иногда и вслух произнося: “Да, Господи! Прости меня, и я виноват в этом!” Но это является моей личной исповедью. И к сожалению, я настолько греховен и настолько похож на каждого, кто присутствует на этом действии, что мои слова раскрывают перед людьми их собственную греховность.

После этого мы молимся. Мы читаем часть покаянного канона, читаем молитвы перед Святым Причащением (не все, а избранные, которые относятся к тому, о чем я говорил или как исповедовался). Затем все становятся на колени, и я произношу разрешительную молитву всем. Если кто-то считает нужным потом подойти и отдельно сказать о том или другом грехе, он свободно может это сделать. Но я на опыте знаю, что такая общая исповедь учит людей приносить частную исповедь. Многие мне говорили сначала: “Я не знаю, с чем прийти на исповедь. Я знаю, что согрешил против множества заповедей Христовых, сделал очень много дурного, но я не могу это как бы собрать в покаянную исповедь”. А после такой общей исповеди люди приходят и говорят: “Я теперь знаю, я научился, как исповедать собственную душу, опираясь на молитвы Церкви, опираясь на покаянный канон, опираясь на то, как Вы сами исповедовали свою душу и как люди вокруг меня эту же самую исповедь воспринимали и приносили, словно собственную”. Я думаю, что это очень важный момент: чтобы общая исповедь была уроком того, как исповедоваться лично, а не “вообще”.

Иногда приходят люди и вычитывают длинный список грехов – которые я по списку знаю, потому что у меня есть те же самые книжки, что у них. И я их останавливаю, говорю: “Ты не свои грехи исповедуешь, ты исповедуешь грехи, которые можно найти в номоканоне, в молитвенниках. Мне нужна твоя исповедь, вернее, Христу нужно твое личное покаяние, а не общее трафаретное покаяние. Ты не можешь чувствовать, что осужден Богом на вечную муку, потому что не вычитывал вечерние молитвы или не читал каноны, или не так постился”.

Больше того: иногда бывает, что человек и старается, например, поститься, а потом срывается и чувствует, что осквернил весь свой пост, что ничего не остается от его подвига. А на самом деле Бог совершенно иными глазами на это смотрит. Это я могу вам разъяснить одним примером из собственной жизни. Когда я был врачом, я занимался одной бедной русской семьей. Денег я с них не брал, потому что у них никаких денег не было. Но как-то в конце Великого поста, в течение которого я постился, если можно так сказать, “зверски”, то есть не нарушая никаких уставных правил, они меня пригласили на обед, и оказалось, что они в течение какого-то времени из своего отсутствия денег собирали гроши, чтобы купить маленького цыпленка и меня угостить. Я на этого цыпленка посмотрел и увидел в нем конец моего подвига постного. Конечно, я съел кусок цыпленка, – я не мог их оскорбить отказом; но потом пошел к своему духовному отцу и говорю: “Знаете, отец Афанасий, со мной такое горе случилось! В течение всего поста я, можно сказать, постился в совершенстве, а сейчас, на Страстной седмице, съел кусок курицы”. Отец Афанасий на меня посмотрел и сказал: “Знаешь, если бы Бог на тебя посмотрел и увидел, что у тебя нет никаких грехов, а кусочек курицы может тебя осквернить, Он тебя от этого защитил бы; но Он посмотрел и увидел в тебе столько греховности, что никакая курица тебя осквернить не может”. Я думаю, что многие из нас могут запомнить этот пример для того, чтобы быть честными, правдивыми людьми, а не просто держаться устава. Да, я съел кусочек этой курицы, но вопрос был в том, что я его съел ради того, чтобы не огорчить людей. Я ее съел не как какую-то скверну, а как дар человеческой любви. Есть место в писаниях отца Александра Шмемана, где он говорит: все на свете – не что иное, как Божия любовь; и даже пища, которую мы вкушаем, является Божественной любовью, которая стала съедобной.

© Metropolitan Anthony of Sourozh Foundation

Молитва священника на общей исповеди

Святые отцы о покаянии

Не должно одинаково понимать покаяние и исповедь; покаяние значит одно, а исповедь — другое; покаяние может быть и без исповеди, а исповеди без покаяния не может быть; каяться или раскаиваться пред Богом в грехах своих можно и должно всегда во всякое время, а исповедоваться можно только пред духовником и в свое время; покаяние, или раскаяние во грехах, приближает человека к Царствию Небесному и приближает к человеку Духа Святаго, а исповедь без покаяния и раскаяния нисколько не приносит человеку пользы, и не только не приносит пользы, но притворная и не истинная исповедь губит человека, делая его большим преступником, потому что исповедь есть и должна быть действием покаяния.

Начало доброго пути есть исповедаться священнику от всей души в грехах.

(Преподобный Симеон Новый Богослов)

В соделанных нами грехах не будем винить ни рождения нашего, ни другого кого, а только себя самих.

(Преподобный Антоний Великий).

Прошу вас, возлюбленнейшая братия, да исповедаем каждый свой грех, доколе согрешивший находится еще в сей жизни, когда исповедь его может быть принята, когда удовлетворение и отпущение, совершаемое священниками, угодно пред Господом.

(Святитель Киприан Карфагенский)

Говорящие: «Будем грешить в молодости, а покаемся в старости» — обманутся и будут осмеяны демонами. Как произвольно согрешающие, они не удостоятся покаяния.

(Преподобный Ефрем Сирин)

Поминать ли грехи исповеданные и при помощи Божией благодати оставленные? На духу на исповеди поминать их опять нечего, когда уже разрешены… А на своей молитве поминать их хорошо.

Грехи после разрешения от них на исповеди духовным отцом тотчас прощаются. Но след их остается в душах, и он томит. После трудов и подвигов в противлении греху следы сии изглаживаются. Когда изгладятся следы, тогда и томлению конец.

(Святитель Феофан Затворник)

Обратите внимание на сии слова: корень покаяния есть доброе намерение исповедать грехи, листья — это самое исповедание грехов Богу перед лицом отца духовного и обещание исправления, а плоды покаяния — это добродетельная жизнь и труды покаяния. По сим то плодам и узнается истинное покаяние.

(Святитель Григорий Двоеслов)

Предупреди исход души твоей покаянием и обращением, дабы все врачевство покаяния не осталось бесполезным для тебя, когда наступит смерть, ибо покаяние имеет силу только на земле, во аде оно бессильно.

Чтобы получить нам прощение от Бога, не довольно помолиться два или три дня; надобно произвести перемену во всей жизни и, оставив порок, постоянно пребывать в добродетели.

Добродетель человека ничтожна сравнительно с его грехами. Исповедание грехов — лучший способ умилостивления и благодарения Бога.

Покаянием я называю не только отвращение от прежних худых дел, но еще более — намерение делать добрые дела

(Святитель Иоанн Златоуст)

Итак, братие, видя многие примеры согрешивших и покаявшихся и спасенных, поспешите и сами покаяться перед Господом, дабы и прощение получить вам в содеянных грехах, и Царства Небесного удостоиться.

(Святитель Кирилл Иерусалимский)

Смертный грех — это такой грех, в котором если ты не покаешься и в нем застанет тебя смерть, то ты идешь во ад, но если ты в нем покаешься, то он тебе тотчас же прощается. Смертным он называется потому, что от него душа умирает и ожить может только покаянием.

(Преподобный Варсонофий Оптинский)

Для успешного покаяния необходимы: зрение греха своего, осознание его, раскаяние в нем, исповедание его.

Нет конца покаянию до самой смерти — и для малых, и для великих.

(Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Кто кается во грехах, тот возрадуется в Царствии Божием.

(Святой Нил Мироточивый)

Покаянием содеянные грехи уничтожаются и уже нигде не поминаются: ни на мытарствах, ни на Суде.

(Старец Георгий Затворник)

Пока не выскажешь грехи на исповеди, ничто в свете тебе не поможет. А, помилуй Бог, — смерть нагрянет.

(Преподобный Анатолий Оптинский)

Если почувствуешь тяжесть борьбы и увидишь, что тебе не справиться одному со злом, беги к духовному отцу своему и проси его приобщить тебя Св. Таин. Это великое и всесильное оружие в борьбе с сильными искушениями.

Да, братие и сестры, все свои грехи надо исповедать, открыть чистосердечно пред священником, чтобы получить через него от Христа Спасителя нашего всепрощение. А кто скрывает на исповеди свои грехи или прикрывает и старается извинить себя, тому не будет и прощения, потому что Господь сказал апостолам и преемникам их: имже отпустите грехи, отпустятся им: и имже держите, держатся (Ин. 20: 23). Как же священник может отпустить или не отпустить грехи, простить или нет, если ему не открыты грехи? Запомним, братие, что исповедать грехи священнику Сам Бог повелевает.

(Святой Иоанн Кронштадтский)

Какую пользу получаем от исповеди

– Отпущение грехов, избавление от вечного наказания, примирение с Богом, дерзновение в молитве.

– Возвращение освящающей благодати.

– Восстановление спокойствия совести и мира души.

– Ослабление худых наклонностей и страстей и удержание от новых грехов, очищение совести, усмотрение умом самых мелких грехов.

– Получение наставлений от духовного отца.

Главные средства к избежанию грехов

– Надо избегать всех поводов ко греху, всех мест, лиц, вещей, которые могут быть для тебя соблазнительны и внушают греховные желания.

– Надобно всегда помнить смерть, прохождение по мытарствам, Страшный суд и будущую жизнь.

– Как можно чаще представлять себе везде присутствие Божие, размышлять о благодеяниях Божиих, особенно о жизни Господа нашего на земле, Его страданиях и смерти и вообще о главных истинах православной христианской веры.

– Удерживаться от греха помогают сердечная и усердная молитва и частое призывание имени Господа Иисуса Христа.

– Надобно внимать себе, т. е. бодрствовать, наблюдать за собою, за своими чувствами, желаниями и поступками.

– Как можно чаще должно прибегать к Таинству Покаяния и исповедаться пред духовным отцом, просить у него советов, и слушаться их, и достойно причащаться Святых Таин Христовых.

– Не опускать случая и возможности присутствовать при церковном Богослужении и дома читать духовные книги.

– Знакомиться и беседовать с людьми благочестивыми и рассудительными и избегать разговоров с людьми безнравственными.

– Постоянно иметь какое-либо полезное занятие, нести должность, заниматься какой-нибудь работою, чтобы не быть праздным.

Напоминание приступающим к Св. Причащению

Приступающим к причастию Святых Таин надобно исполнить следующее:

– Воздержаться от пищи и пития (с вечера).

– Исполнить молитвенное правило.

– Накануне помолиться на всенощном бдении.

– Поститься (воздерживаться от пищи животного происхождения).

– В браке живущим воздерживаться от супружеского ложа перед причастием и после него.

– Испросить прощения, кого обидели.

ПОДГОТОВКА К ИСПОВЕДИ

Православные христиане всех времён очищают душу от греха проходя через особое Таинство установленное Самим Христом –

Для очищения души в Таинстве Покаяния необходимо:

Осознание своих грехов и сокрушение сердца. Выявление первопричин своих грехов. Чистосердечная исповедь священнику.

Покаянная исповедь помогает приступить ко Святому Причастию – достойно принять Тело и Кровь Христову. Соединение со Христом несёт неизреченный покой душе, любовь и примирение со всеми.

Так испокон веков Церковью формировался духовный строй благочестивых поколений, миролюбие, терпение, здоровье.

Священнику дана власть от Бога «вязать и решить» наши грехи. «Прощаю и разрешаю грехи твои. », – говорит батюшка приходящему на исповедь и покаявшемуся в грехах. Великое облегчение получает всякий, кто сподобится смыть свои грехи в Таинстве Покаяния и очистить совесть. То, что простил земной суд, прощает и небесный. Как нужно торопиться очистить душу от греха, ибо никто не знает, что уготовано ему завтра и много ли осталось земного пути. Успеем ли очиститься покаянием? Успеем ли осознать свою греховность? Торопись, христианин. Помни: «Ничто нечистое в Царство Небесное не входит». Многочисленные свидетельства реанимированных больных, вернувшихся «с того света» в наше время говорят о том, что всем нам придётся дать ответ за каждую мелочь.

Двери покаяния открыты для всех, но успеем ли пройти ими? Труднее всего осознаёт свою нечистоту человек горделивый. Такие не видят своего греха и пребывают в постоянном самообольщении и превозношении ума. Они довольны собой и редко заглядывают в глубину своей совести. Но совесть трудно обмануть. Это голос Самого Бога, обличающий нас.

Всякому живущему предоставлена свобода воли. Как распорядимся мы ею? Будут ли наши дела и намерения приближать нас к Богу? Наши добрые дела – с чистым ли сердцем и любовью мы творили их? Господь всегда видит сердце твоё, христианин. Что там – смирение или горделивое превозношение, терпение или раздражение?

Угодны ли наши дела Богу? Никто не знает. Никто не знает, каков будет окончательный ответ. Никто не знает, какой ангел придёт за нами, чтобы повести нас на Высший Суд. Белые или чёрные крылья будут за его спиной?

Помни, христианин: разбойник, что висел рядом с Христом на кресте, покаялся со смирением и вошёл в рай вслед за Господом. Господь простил и принял его. Иуда же Искариотский был учеником Христовым, но предал Учителя и, не раскаявшись, по гордыне своей пошёл в ад. Пути Господни неисповедимы.

Верь, христианин, Господь укрепляет всякого, приходящего к Нему с покаянием. Господь помогает устоять от греха и не повторять его.

В таинстве святого Покаяния нам дана возможность отложить тяжкое бремя греховное, разорвать вериги греха, “скинию падшую и сокрушенную” нашей души увидеть обновленной и светлой. Как часто надо прибегать к этому спасительному таинству? Как можно чаще, по крайней мере, в каждый из четырех постов.

Обычно люди, неопытные в духовной жизни, не видят множества своих грехов, не чувствуют их тяжести, отвращения к ним. Они говорят: “Ничего особенного я не совершал”, “у меня только мелкие грехи, как у всех”, “не украл, не убивал”, – так многие часто начинают исповедь. Но святые отцы и учители наши, оставившие нам покаянные молитвы, считали себя первыми из грешников, с искренней убежденностью взывали ко Христу: “Никтоже согреших на земли от века, якоже согреших аз, окаянный и блудный!” Чем ярче свет Христов озаряет сердце, тем яснее сознаются все недостатки, язвы и раны душевные. И наоборот: люди, погруженные в мрак греховный, ничего не видят в своем сердце, а если и видят, то не ужасаются, так как им не с чем сравнивать, ибо Христос закрыт для них пеленой грехов. Поэтому для преодоления нашей духовной лености и нечувствия святой Церковью положены подготовительные дни к Таинству Покаяния – говение.

Период говения может продолжаться от трех дней до недели, если нет на то особого совета или предписания духовника. В это время следует соблюдать пост, хранить себя от греховных дел, мыслей и чувствований, вообще вести жизнь воздержную, покаянную, растворенную делами любви и христианского благотворения. В период говения нужно как можно чаще бывать на церковных богослужениях, более обычного прилежать к молитве домашней, посвящать время чтению творений святых отцов, житий святых, самоуглублению и самоиспытанию.

Разбираясь в нравственном состоянии своей души, надо постараться различать основные грехи от их производных, корни – от листьев и плодов. Следует остерегаться также впасть в мелочную подозрительность ко всякому движению сердца, потерять чувство важного и неважного, запутаться в мелочах. Кающийся должен принести на исповедь не только список грехов, но, что важнее всего, – покаянное чувство; не детальный рассказ о своей жизни, а сокрушенное сердце.

Знать свои грехи – это еще не значит каяться в них. Но что же делать, если иссохшее от греховного пламени сердце наше не орошается живительными водами слез? Что если немощь духовная и “плоти неможение” так велики, что мы не способны на искреннее покаяние? Но это не может быть причиной для того, чтобы откладывать исповедь в ожидании покаянного чувства. Господь принимает исповедание – искреннее и добросовестное – даже если оно и не сопровождается сильным чувством раскаяния. Только нужно и этот грех – окаменное нечувствие – исповедать мужественно и откровенно, без лицемерия. Бог может коснуться сердца и во время самой исповеди – смягчить его, утончить духовное зрение, пробудить покаянное чувство.

Условие, которое мы непременно должны соблюсти, чтобы покаяние наше было принято Господом – прощение согрешений нашим ближним и примирение со всеми.

Покаяние не может быть совершенным без словесного исповедания грехов. Прощены же грехи могут быть только в церковном Таинстве Покаяния, совершаемом священником. Исповедь – это подвиг, самопринуждение. Во время исповеди не нужно ждать вопросов от священника, но самим делать усилие. Называть грехи надо точно, не затемняя неприглядности греха общими выражениями. Очень трудно, исповедуясь, избегнуть соблазна самооправдания, отказаться от попыток объяснить духовнику “смягчающие обстоятельства”, от ссылок на третьих лиц, якобы введших нас в грех. Все это признаки самолюбия, отсутствия глубокого покаяния, продолжающегося коснения во грехе. Исповедь – это не беседа о своих недостатках, сомнениях, это не простое осведомление духовника о себе, хотя и духовная беседа также очень важна и должна иметь место в жизни христианина, но исповедь – это иное, это таинство, а не просто благочестивый обычай. Исповедь – это горячее покаяние сердца, жажда очищения, это второе крещение. В покаянии мы умираем для греха и воскресаем для праведности, святости.

Принеся покаяние, мы должны утвердиться внутренне в решимости не возвращаться к исповеданному греху. Знак совершенного покаяния – чувство легкости, чистоты, неизъяснимой радости, когда грех кажется так же труден и невозможен, как только что далека была эта радость.

Пример общей исповеди

Здесь приводится один из вариантов перечисления грехов на общей исповеди. Они названы в следующем порядке: грехи против Бога, грехи против ближнего, грехи против самого себя. Этот список представлен не для копирования, для последующей исповеди перед священником, но для напоминания кающемуся человеку о множественных ранах души, которые могут быть исцелены при искреннем раскаянии перед Богом.

«Исповедую Господу Богу, во Святой Троице славимому, Отцу и Сыну и Святому Духу все мои грехи от юности моей и до настоящего времени, содеянные мною делом, словом, помышлением и всеми моими чувствами, вольно или невольно.

Почитаю себя недостойным прощения от Бога, но не предаюсь отчаянию, возлагаю всю надежду мою на Божие милосердие и сердечно желаю исправить мою жизнь.

Согрешил маловерием, сомнением в том, чему учит нас вера Христова. Согрешил равнодушием к вере, нежеланием уразуметь её и убедиться в ней. Согрешил кощунством – легкомысленным высмеиванием истин веры, слов молитвенных и евангельских, обрядов церковных, а также пастырей Церкви и людей благочестивых, называя усердие к молитве, посту и милостыне ханжеством.

Согрешил и больше: презрительными и дерзкими суждениями о вере, о законах и установлениях церковных, например, о посте и богослужении, о почитании святых икон и мощей, о чудесных проявлениях милости Божией или гнева Божия.

Согрешил уклонением от Церкви, считая её ненужной для себя, полагая себя способным к доброй жизни, к достижению спасения без помощи Церкви. Между тем к Богу должно идти не в одиночку, а с братиями и сестрами по вере, в союзе любви, в Церкви и с Церковью: только где любовь, там и Бог; кому же Церковь не Мать, тому и Бог не Отец.

Согрешил я отречением от веры или сокрытием веры из-за страха, из-за выгоды или по стыду перед людьми, не внял я словам Господа Иисуса Христа: Кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным; кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами (Мф. 10, 33; Мк. 8, 38).

Согрешил я ненадеянием на Бога, надеясь больше на себя или на других людей, а иногда на неправду, обман, хитрость, коварство.

Согрешил в счастье неблагодарностью к Богу, подателю счастья, а в несчастье – унынием, малодушием, ропотом на Бога, озлоблением на Него, хульными и дерзкими мыслями о Промысле Божием, отчаянием, желанием смерти себе и своим близким.

Согрешил я любовью к земным благам, паче чем к Творцу, которого должен любить больше всего – всею душой, всем сердцем, всем помышлением.

Согрешил забвением Бога и нечувствием страха Божия; забывал, что Бог всё видит и знает, не только дела и слова, но и тайные наши мысли, чувства и желания, и что Бог будет судить нас по смерти и на Страшном Суде Своем; оттого и грешил я безудержно и дерзко, как будто для меня и не будет ни смерти, ни Суда, ни праведного наказания от Бога.

Согрешил суевериями, нерассудительным доверием снам, приметам, гаданием (например, на картах).

Согрешил я в молитве леностью, пропускал молитву утреннюю и вечернюю, пред принятием и по принятии пищи, при начале и окончании всякого дела.

Согрешил я в молитве поспешностью, рассеянностью, холодностью и бездушием, лицемерием, старался показаться людям более благочестивым, чем есть на самом деле.

Согрешил немирным настроением при молитве: молился в состоянии раздражения, гнева, зложелательства, осуждения, ропота, непокорности Промыслу Божию. Согрешил небрежным и неправильным совершением крестного знамения – от поспешности и невнимания или от дурной привычки.

Согрешил непосещением богослужения в праздничные и воскресные дни, невниманием к тому, что читается, поётся и совершается в храме за службой, неисполнением или неохотным исполнением церковных обрядов (поклонов, целование креста, Евангелия, икон).

Согрешил неблагоговейным, непристойным поведением в храме – мирскими и громкими разговорами, смехом, спорами, ссорами, бранью, толканием и утеснением других богомольцев.

Согрешил легкомысленным упоминанием в разговорах имени Божия – клятвой и божбой без крайней необходимости или даже во лжи, а также неисполнением того, что кому-нибудь с клятвою обещал сделать доброе.

Согрешил небрежным обращением со святыней – с крестом, Евангелием, иконами, святой водой, просфорами.

Согрешил несоблюдением праздников, постов и постных дней, несоблюдением духовного поста, то есть не старался освободиться с Божией помощью от своих недостатков, дурных и праздных привычек, не старался исправить свой характер, не понуждал себя к усердному исполнению заповедей Божиих.

Бесчисленны грехи мои и против ближних моих, и в отношении обязанностей моих к самому себе. Вместо любви к ближним, в жизни моей преобладает себялюбие со всеми губительными плодами его.

Согрешил я гордостью, самомнением, считая себя лучше других, тщеславием – любовью к похвалам и почёту, самохвальством, властолюбием, высокомерием, неуважением, грубым обращением с людьми, неблагодарностью к тем, кто делает мне добро.

Согрешил осуждением, осмеянием грехов, недостатков и ошибок моих ближних, злословием, сплетнями, вносил ими раздор в среду моих ближних.

Согрешил клеветой – несправедливо говорил о людях дурное и для них вредное и опасное.

Согрешил нетерпением, раздражительностью, гневливостью, неуступчивостью, упрямством, сварливостью, дерзостью, непослушанием.

Согрешил обидчивостью, злобой, ненавистью, злопамятством, мстительностью.

Согрешил завистью, зложелательством, злорадством; согрешил бранью, сквернословием, ссорами, проклятиями как других (может быть, даже детей своих), так и себя самого.

Согрешил я непочитанием старших, особенно родителей, нежеланием заботиться о родителях, покоить их старость; согрешил осуждением и осмеянием их, грубым и дерзким обращением с ними. Согрешил редким поминовением на молитве их и других близких своих – живых и умерших.

Согрешил немилосердием, безжалостностью к людям бедным, больным, скорбящим, беспощадной жестокостью в словах и делах, не боялся унизить, оскорбить, огорчить моих ближних, иногда, быть может, доводил человека до отчаяния.

Согрешил скупостью, уклонением от помощи нуждающимся, корыстолюбием, любовью к наживе, не боялся пользоваться для своей выгоды чужими несчастьями и общественными бедствиями.

Согрешил пристрастием, привязанностью к вещам, согрешил сожалением о сделанных добрых делах, согрешил безжалостным обращением с животными (морил их голодом, бил).

Согрешил присвоением чужого имущества – кражей, утаиванием найденного, покупкой и продажей краденного. Согрешил невыполнением или небрежным выполнением работы – своих домашних и служебных дел.

Согрешил я ложью, притворством, двоедушием, неискренностью в обращении с людьми, лестью, человекоугодием.

Согрешил подслушиванием, подглядыванием, чтением чужих писем, разглашением доверенных тайн, хитростью, всякой нечестностью.

Согрешил я леностью, любовью к праздному провождению времени, празднословием, мечтательностью.

Согрешил небрежением по отношению к своему и чужому имуществу. Согрешил невоздержанием в пищи и питии, многоядением, тайноядением, пьянством, курением. Согрешил прихотливостью в одежде, излишней заботой о своей наружности, желанием нравиться, особенно лицам другого пола.

Согрешил нескромностью, нечистотой, сладострастием в мыслях, чувствах и желаниях, в словах и разговорах, в чтении, во взорах, в обращении к лицам другого пола, а также невоздержанием в супружеских отношениях, нарушением супружеской верности, блудными падениями, брачным сожительством без церковного благословения, противоестественным удовлетворением похоти.

Тяжко согрешили те, кто делал аборты себе или другим, или склонял кого-нибудь к этому великому греху – к детоубийству.

Согрешил я тем, что своими словами и поступками соблазнял на грех других людей, а также сам поддавался соблазну на грех от других людей, вместо того, чтобы бороться с ним.

Согрешил плохим воспитанием детей и даже порчей их своим дурным примером, чрезмерной строгостью или, наоборот, слабостью, безнаказанностью; не приучал детей к молитве, послушанию, правдивости, трудолюбию, бережливости, услужливости, не следил за чистотой их поведения.

Согрешил нерадением о своём спасении, об угождении Богу, нечувствием своих грехов и своей безответной виновности пред Богом.

Согрешил леностью в борьбе с грехом, постоянным отлагательством истинного покаяния и исправления.

Согрешил я небрежным приготовлением к исповеди и причащению, забвением своих грехов, неумением н нежеланием припомнить их, чтобы почувствовать свою греховность и осудить себя пред Богом.

Согрешил тем, что к исповеди и причащению приступал очень редко.

Согрешил неисполнением наложенных на меня епитимий.

Согрешил оправданием себя в грехах: вместо осуждения – даже на исповеди – приуменьшение своих грехов.

Согрешил тем, что на исповеди обвинял и осуждал ближних моих, указывая чужие грехи вместо своих.

Согрешил, если на исповеди сознательно скрывал свои грехи из-за страха или стыда.

Согрешил, если приступал к исповеди и причащению, не примирившись с теми, кого обидел или кто меня обидел.

Прости, Господи, бесчисленные грехи мои, очисти, обнови и укрепи мою душу и тело, дабы неуклонно идти мне по пути спасения.

И вы, честный отче, помолитесь о мне Господу, Пречистой Владычице Богородице и святым угодникам Божиим, да их молитвами помилует меня Господь, разрешит от грехов моих и сподобит неосужденно причаститься Святых Христовых Таин.

Ещё один пример общей исповеди, в более сокращённом варианте.

Этот пример может быть взят за основу при подготовке к исповеди.

В особенности это актуально для того человека, кто имеет обычай перед исповедью составлять список совершённых грехов. Безусловно, грехи совершённые, но не попавшие в этот список особо распространённых грехов, должны быть упомянуты дополнительно. Будем, однако, помнить, что перед исповедью мы составляем список грехов не для “отчёта” перед священником, или ещё лучше, перед Всеведущим Богом, но только лишь для напоминания самим себе того, что мы должны сказать, в чём мы должны раскаяться. И чем глубже и искренней покаяние, тем сильнее степень врачевания ран нашей души.

Согрешил делом, словом,помышлением, волею и нево­лею, ведением и неведением, в разуме и неразумии.

Согрешил празднословием, пустословием, многослови­ем; словами и речами бранными, досадительными, скверны­ми, кощунственными, легкомысленными, неразумными, смехотворными, суетными; нерассудительностью, спорливостью. Смотрением, слушанием, чтением пустого и душе­вредного. Разговорами и смехом в храме.

Согрешил ложью, словами и речами лживыми, невы­полнением обещаний данных Богу и людям, неполными ис­поведями, мнениями ложными, советами неправильными.

Согрешил осуждением ближних, лиц священных; ос­меянием, злословием, порицанием.

Согрешил чревоугодием, трапезой не вовремя, не по Церковному Уставу; несоблюдением постов и постных дней, не всегда молился до и после вкушения пищи; пресыщени­ем, объедением, тайноядением, жадностью.

Согрешил леностью, праздностью, телесным покоем сверх должного, многоспанием. Редким хождением в Цер­ковь на Богослужения, в особенности Божественной Литургии. Оставлением молитвенного правила и других душеспасительных чтений. Во время молитвы цер­ковной и келейной – расслабленностью, вялостью, невнима­нием; опозданиями к началу Богослужений, преждевремен­ным уходом из храма без уважительной причины. Беспечно­стью, унынием и небрежением о своей душе. Работой в вос­кресные и праздничные дни. Непоминовением родителей, сродников, живых и усопших.

Согрешил мелкой татьбой в быту и на производстве, не­возвращением денежных долгов или вещей данных на время.

Согрешил сребролюбием, скупостью, многостяжанием, расточительством без нужды.

Согрешил лихоимством, корыстолюбием, законопре­ступной прибылью.

Согрешил неправдой разного рода, обманами, уклонени­ем от уплаты за различные услуги.

Согрешил завистью, враждой, ненавистью, неприязнью, непримирением, зложеланием, злорадством; злоупотребле­нием доверием ближнего.

Согрешил гордостью, тщеславием, самомнением, вели­чанием, человекоугодием, лицемерием, двоедушием, мало­душием, самолюбием, славолюбием, надменностью, уничи­жением ближнего. Непослушанием и неоказанием должной чести родителям, духовному отцу; самооправданием, често­любием.

Согрешил гневом, яростью, вспыльчивостью, раздражи­тельностью, сварливостью, укорениями ближнего, грубо­стью, дерзостью, ожесточением, злословием, досаждением, жестокостью.

Согрешил злобой, памятозлобием, мстительностью, из­лишней требовательностью и строгостью к ближним, к до­мочадцам и сродникам. Ударениями ближних в гневе, не­умеренным наказанием детей.

Согрешил суевериями различного рода. Азартными играми, пением непри­стойных песен.

Согрешил помыслами блудными, нецеломудренным по­ведением, мечтаниями нечистыми, непристойными разгово­рами, невоздержанием по плоти в постные и праздничные дни.

Согрешил маловерием, небрежным совершением мо­литв, крестного знамения, поклонов; легкомысленным упо­минанием о святынях. Недостойной подготовкой к Таинст­вам Церкви: Покаянию, Причащению и иным. Произнесени­ем Имени Божьего всуе. Не носил нательного креста.

Согрешил недостаточным упованием на Промысл Божий в различных обстояниях, ропотом на Бога, неблагодарностью Богу, отсутствием в душе страха Божия, непослушанием во­ле Божией, окамененным нечувствием.

Был соблазном для ближних в различных обстоятельст­вах.

О всех сих изреченных, и беспамятства ради неизречен­ных – каюсь .

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here