Молитва святых отцов вселенского собора

Новая статья: молитва святых отцов вселенского собора на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Неделя7-я по Пасхе, св. отцов I Вселенского Собора

Вся 17-я глава Евангелия от Иоанна в богословии именуется «Первосвященнической молитвой», так как главным предметом молитвы Спасителя является предстоящая великая жертва Христова и ее великое значение для всего мира.

Первосвященническое служение и связанная с ним Первосвященническая молитва выражают ту сторону жизни и дела Христа Спасителя, которая состоит в искуплении Им падшего человечества. Искуплении от греха через вольное самозаклание, через крестную жертву, приносимую Богу Отцу, в которой Господь Иисус Христос одновременно «Приносяй», Первосвященник, и «Приносимый», Агнец-жертва (Литургия Иоанна Златоустого, Молитва Великого входа).

Первосвященническая молитва — это и молитва о Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. По этой причине Святая Церковь установила ее как евангельское чтение в день празднования святых отцов I Вселенского Собора, память которых мы сегодня совершаем.

Святые мученики засвидетельствовали истинность слов Спасителя, претерпев страдания за исповедание Имени Христова, и меч гонителей склонился перед победоносным знамением Креста Христова.

Одной из опаснейших ересей было арианство. Арий, александрийский пресвитер, был человеком безмерной гордыни и честолюбия.

Он, отвергая Божественное достоинство Иисуса Христа и Его равенство с Богом Отцом, ложно учил, что Сын Божий не Единосущен Отцу, а сотворен Отцом во времени.

Поместный Собор, созванный по настоянию Александрийского Патриарха Александра, осудил лжеучение Ария, но тот не покорился и, написав многим епископам письма с жалобой на определение Поместного Собора, распространил свое лжеучение по всему Востоку, ибо получил поддержку в своем заблуждении от некоторых восточных епископов.

Ария поддерживал епископ Никомидийский Евсевий, очень влиятельный при царском дворе, поэтому ересь получила очень широкое распространение в то время.

В 325 г император Константин Великий в городе Никее созвал I Вселенский Собор, на котором собрались 318 епископов — представителей христианских Церквей из разных стран.

Среди прибывших епископов было много исповедников, пострадавших во время гонений и носивших на телах следы истязаний. Участниками Собора были также великие светильники Церкви — святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, святитель Спиридон, епископ Тримифунтский, и другие, почитаемые Церковью святые отцы.

Равноапостольный император Константин присутствовал на заседаниях Собора. В своей речи, произнесенной в ответ на приветствие епископа Евсевия Кесарийского, он сказал: «Бог помог мне низвергнуть нечестивую власть гонителей, но несравненно прискорбнее для меня всякой войны, всякой кровопролитной битвы и несравненно пагубнее внутренняя междоусобная брань в Церкви Божией».

Арианство было логичнее: Бог Отец – Единый Бог, а Сын и Дух – сотворены Им и Сын назван Сыном по благодати, но не по природе. Среднему человеку было легче принять такую трактовку веры, и в этом была вся сила ереси.

Выступая против Ария, защитники Православия выступали против сознания значительной части людей той эпохи.

После чего началась жесткая полемическая борьба за текст Символа. В какой-то момент она достигла такого накала, что святой Николай не вынес богохульства Ария и ударил его по щеке. Император Константин посчитал, что такое поведение на соборе недопустимо и повелел лишить святого отца омофора и заключить его в тюрьму. Неизвестно устоял ли Арий на ногах, но удар видимо был не слабый, его силы хватило, чтобы весть о нем дошла и до наших дней.

Николай тут же был осужден Собором и разжалован. Неизвестно чем бы все закончилось, если бы Сам Господь Иисус с Богородицей не вмешались в это дело.

Ряду участников Собора во сне было видение, в котором Иисус подавал Николаю Евангелие, а Богородица облачала Николая в Омофор. Наутро, придя в темницу к Николаю, его обнаружили с Евангелием в руках и облаченным в Омофор, чего после разжалования быть не могло. Стало понятно, что поступок Николая был угоден Богу и Николай был официально восстановлен в сане и выпущен из темницы.

Ересь Ария, как заблуждение гордого разума, была обличена и отвергнута, и он был отлучен Собором от Церкви, а святой диакон Александрийской Церкви Афанасий в своей речи окончательно опроверг богохульные измышления Ария.

В Никейском Символе святые отцы сформулировали апостольское учение о Божественном достоинстве Второго Лица Пресвятой Троицы — Господа Иисуса Христа.

После решения главного догматического вопроса Собор установил также двадцать канонов (правил) по вопросам церковного управления и дисциплины.

Был решен вопрос о дне празднования Святой Пасхи. Постановлением Собора Святая Пасха должна праздноваться христианами не в один день с иудейской и непременно в первое воскресенье после дня весеннего равноденствия (который в 325 году приходился на 22 марта).

Но и по сей день враги христианства (например, секта "Свидетелей Иеговы"), взяв за основу ересь Ария и дав ей другое название, смущают умы и вводят в соблазн многих людей.

Первый Вселенский Собор принял семь первых членов Символа,

Второй – остальные пять. По двум городам, в которых собирались отцы Первого и Второго Вселенских Соборов, Символ носит название Никео-Цареградского. При изучении, Символ веры разделяют на двенадцать членов. В первом говорится о Боге Отце, далее по седьмой включительно – о Боге Сыне, в восьмом члене – о Боге Духе Святом, в девятом – о Церкви, в десятом – о крещении, в одиннадцатом и двенадцатом – о воскресении мертвых и о вечной жизни.

Препрославен еси, Христе Боже наш, светила на земли отцы наша основавый и теми ко истенней вере вся ны наставивый, Многоблагоутробне, слава Тебе.

Апостол проповедание и отец догматы Церкве едину веру запечатлеша, яже и ризу носящи истины, исткану от еже свыше богословия, исправляет и славит благочестия великое таинство.

трехсот осминадесяти святых отец Первого Вселенского Собора, Никейского.

(употребляемый ныне в Православной Церкви)

ста пятидесяти святых отец Второго Вселенского Собора,

И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, Иже от Отца рожденного прежде всех век, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша; нас ради человек, и нашего ради спасения сшедшего с небес, и воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася; распятого же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна; и воскресшего в третий день по писанием; и восшедшего на небеса, и седяща одесную Отца; и паки грядущего со славою судити живым и мертвым, Его же царствию не будет конца.

И в Духа Святого, Господа животворящего, Иже от Отца исходящего, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшего пророки.

Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

Исповедуем едино крещение во оставление грехов.

Чаем воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь.

(Преп. Макарий Египетский)

(Прп. Ефрем Сирин)

(Свт. Иоанн Златоуст)

(Свт. Василий Великий)

(Свт. Исаак Сирин)

(Прп. Симеон Новый Богослов)

Никольский Благовестник № 7(57), 27 мая 2001 г.

Память святых отцов шести Вселенских Соборов

Препрославлен еси, Христе Боже наш, светила на земли отцы наша основавый и теми ко истинней вере вся ны наставивый, Многоблагоутробне, слава Тебе.

Апостол проповедание и отец догматы Церкве едину веру запечатлеша, яже и ризу носящи истины, истканну от еже свыше богословия, исправляет и славит благочестия великое таинство.

Но иуде­ев, ко­то­рые не по­чи­та­ли им­пе­ра­то­ра как бо­га и идо­лам жерт­вы не при­но­си­ли, ни­кто не пре­сле­до­вал. Как толь­ко ста­ли по­ни­мать, что хри­сти­ан­ство — не иуда­изм, а со­вер­шен­но но­вая ре­ли­гия, ста­ли дей­ство­вать за­ко­ны Рим­ской им­пе­рии, и хри­сти­ан ста­ли гнать, как сек­ту, как ересь опас­ную для го­су­дар­ства.

Но при Им­пе­ра­то­ре Кон­стан­тине слу­чи­лось чу­до, его мать Еле­на бы­ла хри­сти­ан­кой, а са­мо­му Им­пе­ра­то­ру бы­ло яв­ле­но зна­ме­ние на небе Крест, с ко­то­рым он и по­бе­дил сво­е­го про­тив­ни­ка, и стал Им­пе­ра­то­ром всей Рим­ской им­пе­рии, За­пад­ной и Во­сточ­ной. С ним и про­изо­шел за­тем чу­дес­ный пе­ре­во­рот, он при­знал хри­сти­ан­ство на­равне с дру­ги­ми офи­ци­аль­ны­ми ре­ли­ги­я­ми, и со­брал в 325 го­ду в Ни­кее пер­вый Все­лен­ский со­бор.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь при­зна­ет семь Свя­тых Все­лен­ских Со­бо­ров: Ни­кей­ский I (325 г., про­тив ере­си Ария); Кон­стан­ти­но­поль­ский I (381 г., про­тив ере­си Ма­ке­до­ния); Ефес­ский (431 г., про­тив ере­си Несто­рия); Хал­ки­дон­ский (451 г., про­тив ере­си мо­но­фи­зи­тов); Кон­стан­ти­но­поль­ский II (553 г., «О трех гла­вах»); Кон­стан­ти­но­поль­ский III (680–681 гг., про­тив ере­си мо­но­фе­ли­тов); Ни­кей­ский II (787 г., про­тив ере­си ико­но­бор­цев). А ли­тур­ги­че­ское празд­но­ва­ние свя­тым от­цам ше­сти Со­бо­ров объ­яс­ня­ет­ся тем, что седь­мой Все­лен­ский Со­бор был при­зван та­ко­вым на По­мест­ном Кон­стан­ти­но­поль­ском Со­бо­ре в 879-880 гг., то­гда как каж­дый из ше­сти был утвер­жден Все­лен­ским на сле­ду­ю­щем за ним.

Смысл осо­бо­го по­чи­та­ния свя­тых от­цов Все­лен­ских Со­бо­ров за­клю­ча­ет­ся в том, что толь­ко они (Со­бо­ры) об­ла­да­ли да­ром вы­но­сить непо­гре­ши­мые и «для всех по­лез­ные» опре­де­ле­ния в об­ла­сти хри­сти­ан­ской ве­ры и цер­ков­но­го бла­го­че­стия в кри­зис­ные мо­мен­ты цер­ков­ной ис­то­рии. Крат­кий итог дог­ма­ти­че­ско­го бо­го­сло­вия свя­тых от­цов ше­сти Все­лен­ских Со­бо­ров от­ра­жен в пер­вом со­бор­ном пра­ви­ле Трулль­ско­го Со­бо­ра (691 г.), став­ше­го про­дол­же­ни­ем VI Все­лен­ско­го (III Кон­стан­ти­но­поль­ско­го). Кро­ме дог­ма­ти­че­ской де­я­тель­но­сти, свя­тые от­цы Все­лен­ских Со­бо­ров вы­ра­ба­ты­ва­ли пра­ви­ла, слу­жа­щие к упо­ря­до­че­нию цер­ков­ной дис­ци­пли­ны. Цер­ковь ни­ко­гда не от­сту­па­ет от преж­них дог­ма­ти­че­ских опре­де­ле­ний, вы­ра­бо­тан­ных цер­ков­ных ка­но­нов и не за­ме­ня­ет их но­вы­ми.

Все Со­бо­ры про­хо­ди­ли в пер­вое ты­ся­че­ле­тие. Пер­вые два Все­лен­ских Со­бо­ра бы­ли по­свя­ще­ны во­про­сам три­а­до­ло­ги­че­ским, уточ­ня­лось и фор­му­ли­ро­ва­лось уче­ние о Свя­той Тро­и­це: От­це и Сыне, и Свя­том Ду­хе.

А со Вто­ро­го по Ше­стой Все­лен­ские Со­бо­ры бы­ли Со­бо­ры хри­сто­ло­ги­че­ские, на ко­то­рых фор­му­ли­ро­ва­лось уче­ние о Ли­це и двух при­ро­дах Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста. И по­след­ний Седь­мой Все­лен­ский Со­бор был Со­бо­ром ико­но­бор­че­ским, по­свя­щен борь­бе с ико­но­бор­че­ской ере­сью.

По про­ше­ствии двух ты­сяч лет и бла­го­да­ря свя­тым от­цам Все­лен­ских Со­бо­ров мы зна­ем, как нуж­но ве­рить, и, от­кры­вая лю­бую книж­ку по дог­ма­ти­че­ско­му бо­го­сло­вию, мы ви­дим, что все ве­ро­учи­тель­ные по­ло­же­ния рас­кры­ва­ют­ся нам по по­ряд­ку. Но да­ле­ко не так бы­ло в са­мом на­ча­ле жиз­ни Церк­ви. Это во­все не озна­ча­ет, что Цер­ковь не зна­ла, как ве­рить и не име­ла дог­ма­ти­че­ской ба­зы. Зна­ла, как ве­рить, и все дог­ма­ты Церк­ви бы­ли за­ло­же­ны со дня об­ра­зо­ва­ния Церк­ви ее Ос­но­ва­те­лем Иису­сом Хри­стом в день Пя­ти­де­сят­ни­цы, в день Свя­та­го Ду­ха, со­шед­ше­го на Апо­сто­лов. Вся дог­ма­ти­ка, все ве­ро­учи­тель­ные по­ло­же­ния в за­ча­точ­ном ви­де хра­ни­лись в Церк­ви. И Цер­ковь не при­ду­мы­ва­ла дог­ма­ты, а до­ста­ва­ла то, что на­хо­ди­лось в ее нед­рах, рас­кры­ва­ла эти ве­ро­учи­тель­ные по­ло­же­ния. И не ра­цио­на­ли­сти­че­ски Цер­ковь жи­ла эти­ми дог­ма­та­ми, а фор­му­ли­ро­вать ра­цио­наль­но свою дог­ма­ти­ку Цер­ковь бы­ла вы­нуж­де­на, ко­гда на­чи­на­лась по­ле­ми­ка с ка­кой-то оче­ред­ной ере­сью. То есть дог­ма­ты фор­му­ли­ро­ва­лись от про­тив­но­го, как ар­гу­мен­ты. Фор­му­ли­руя дог­ма­ты, она на­ста­и­ва­ла на том, что дог­ма­ты прин­ци­пи­аль­но необ­хо­ди­мы, как всей Церк­ви, так и каж­до­му хри­сти­а­ни­ну для до­сти­же­ния спа­се­ния, для до­сти­же­ния веч­ной жиз­ни.

Еще Апо­сто­лы за­пре­ща­ли ма­лей­шее от­кло­не­ние от чи­сто­ты пра­во­слав­но­го ве­ро­уче­ния. В По­сла­нии к га­ла­там Апо­стол Па­вел го­во­рит, что «да­же ес­ли бы мы, или ан­гел с неба ста­ли бла­го­вест­во­вать вам не то, че­му вы бы­ли на­уче­ны, да бу­дет ана­фе­ма». Из че­го мы мо­жем сде­лать вы­вод, что дог­ма­ты очень важ­ны в де­ле спа­се­ния. Сей­час су­ще­ству­ет, к со­жа­ле­нию, точ­ка зре­ния адог­ма­ти­че­ская о том, что са­мым глав­ным в жиз­ни хри­сти­а­ни­на, ре­ли­ги­оз­но­го че­ло­ве­ка яв­ля­ет­ся нрав­ствен­ность. А дог­ма­ты оста­ют­ся чем-то вто­ро­сте­пен­ным по от­но­ше­нию к нрав­ствен­но­сти. Эта тен­ден­ция по сли­я­нию раз­ных ре­ли­гий и тео­рий, в ко­то­рой глав­ное – нрав­ствен­ность, мо­раль, а не дог­мат. Это да­ле­ко не так: без пра­виль­но­го ве­ро­уче­ния, без ис­тин­но­го по­зна­ния Бо­га, ко­то­рое Бог нам Сам от­крыл о Се­бе на стра­ни­цах Свя­щен­но­го Пи­са­ния, невоз­мож­но до­сти­же­ние и то­го нрав­ствен­но­го иде­а­ла, о ко­то­ром нам го­во­рят за­щит­ни­ки нрав­ствен­ной идеи в ре­ли­ги­ях.

У каж­дой ре­ли­гии есть нрав­ствен­ные за­ко­ны, но есть прин­ци­пи­аль­ное дог­ма­ти­че­ское раз­ли­чие. Так что та­кое дог­ма­ты? Ве­ро­учи­тель­ные ис­ти­ны, некие ду­хов­ные ак­си­о­мы, ко­то­рые нам от­кры­ты Са­мим Гос­по­дом. Они неиз­ме­ня­е­мы и неиз­мен­ны так­же, как неиз­ме­ня­е­мо и неиз­мен­но Са­мо Бо­же­ство. Все­гда бы­ли есть и оста­ют­ся та­ки­ми, ка­ков Сам Бог. Дог­ма­ты яв­ля­ют­ся рам­ка­ми, ко­то­рые фор­ми­ру­ют пра­виль­ное ду­хов­но-нрав­ствен­ное устро­е­ние, со­сто­я­ние че­ло­ве­ка. По­вре­жда­ет­ся дог­мат, де­фор­ми­ру­ет­ся и нрав­ствен­ность, де­фор­ми­ру­ет­ся вся осталь­ная ду­хов­ная жизнь. Дог­ма­ты го­во­рят о том, как нуж­но ве­рить, и как не нуж­но ве­рить.

Ес­ли мы по­смот­рим на дог­ма­ти­че­ские фор­му­ли­ров­ки Все­лен­ских Со­бо­ров то уви­дим, что на­ча­ло их фор­му­ли­ру­ет­ся так «аще ес­ли кто ве­ру­ет так-то и так, то бу­дет ана­фе­ма. Аще кто не ве­ру­ет так-то и так, да бу­дет ана­фе­ма». Дог­ма­ты очер­чи­ва­ют об­ласть Тай­ны, об­ласть Бо­же­ствен­но­го и по­ка­зы­ва­ют, что вне этих ра­мок, вне этих гра­ниц на­чи­на­ет­ся ересь, на­чи­на­ют­ся за­блуж­де­ния. Дог­мат – это, ес­ли упро­щен­но, что-то вро­де ука­за­те­ля на до­ро­ге, без ко­то­ро­го мож­но за­блу­дить­ся, а здесь дог­мат – ука­за­тель на до­ро­ге ве­ры. Без дог­ма­та невоз­мож­но и до­сти­же­ние ис­тин­ной нрав­ствен­но­сти.

По­это­му свя­тые от­цы уде­ля­ли мно­го вни­ма­ния во­про­сам ве­ро­уче­ния, и не про­сто уде­ля­ли, но и шли на му­че­ния и стра­да­ния, на ис­по­вед­ни­че­ство и му­че­ни­че­ство за чи­сто­ту Пра­во­слав­ной ве­ры. Это яв­ля­ет­ся от­ве­том тем лю­дям, ко­то­рые го­во­рят, что дог­ма­ты неваж­ны. Ес­ли бы они бы­ли неваж­ны, то свя­тые от­цы не шли бы за ве­ру на смерть.

Со­бор осу­дил и от­верг ересь Ария и утвер­дил непре­лож­ную ис­ти­ну — дог­мат: Сын Бо­жий есть ис­тин­ный Бог, рож­ден­ный от Бо­га От­ца преж­де всех ве­ков и так же ве­чен, как Бог Отец; Он рож­ден, а не со­тво­рен, и еди­но­су­щен с Бо­гом От­цом.

Чтобы все пра­во­слав­ные хри­сти­ане мог­ли точ­но знать ис­тин­ное уче­ние ве­ры, оно бы­ло яс­но и крат­ко из­ло­же­но в пер­вых се­ми чле­нах Сим­во­ла Ве­ры.

На этом же Со­бо­ре бы­ло по­ста­нов­ле­но празд­но­вать Пас­ху в пер­вый вос­крес­ный день по­сле пер­во­го ве­сен­не­го пол­но­лу­ния, опре­де­ле­но бы­ло так­же свя­щен­ни­кам быть же­на­ты­ми, и уста­нов­ле­ны бы­ли мно­гие дру­гие пра­ви­ла.

На пер­вом Все­лен­ском со­бо­ре бы­ла утвер­жде­на по­сле­до­ва­тель­ность, гла­вен­ство хри­сти­ан­ских Церк­вей — Рим­ская Ка­фед­ра (быв­ший цар­ству­ю­щий град), Кон­стан­ти­но­поль­ская (цар­ству­ю­щий град), Алек­сан­дрий­ская, Ан­тио­хий­ская. При­о­ри­тет Церк­ви от­да­вал­ся по ме­сту прав­ле­ния го­су­да­ря Им­пе­рии, что до­ныне ме­ша­ет совре­мен­ным ка­то­ли­кам до­ка­зать, что Па­па — гла­ва всей хри­сти­ан­ской Церк­ви.

На Со­бо­ре при­сут­ство­ва­ли 150 епи­ско­пов, сре­ди ко­то­рых бы­ли: Гри­го­рий Бо­го­слов (он был пред­се­да­те­лем Со­бо­ра), Гри­го­рий Нис­ский, Ме­ле­тий Ан­тио­хий­ский, Ам­фи­ло­хий Ико­ний­ский, Ки­рилл Иеру­са­лим­ский и др. На Со­бо­ре ересь Ма­ке­до­ния бы­ла осуж­де­на и от­верг­ну­та.

К Ни­кей­ско­му Сим­во­лу Ве­ры бы­ло до­бав­ле­но уче­ние о Ду­хе Свя­том. Рань­ше го­во­ри­лось в Сим­во­ле Ве­ры: И в Ду­ха Свя­та­го. Точ­ка. На Вто­ром Все­лен­ском Со­бо­ре, эта фра­за бы­ла про­дол­же­на: И в Ду­ха Свя­та­го Гос­по­да Жи­во­тво­ря­ще­го. Тем са­мым разъ­яс­ня­лось, что Гос­подь есть Бог, а не тварь, то есть не име­ет твар­ной при­ро­ды. Да­лее бы­ло уточ­не­но: Иже от От­ца ис­хо­дя­ще­го — то есть, при­чи­на бы­тия Свя­та­го Ду­ха, Его ис­точ­ник – Бог-Отец. Бог-Отец яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком бо­же­ствен­ной при­ро­ды Сы­на и Свя­та­го Ду­ха. Но это не озна­ча­ет, что Сын и Дух ни­же От­ца. Ли­ца Тро­и­цы – рав­но­сущ­ны. Бог-Отец — при­чи­на, а Бог-Сын и Бог-Дух — след­ствие. Но со­вер­шен­ная при­чи­на мо­жет по­рож­дать толь­ко со­вер­шен­ные след­ствия. И ес­ли Сын и Дух со­вер­шен­ны, то и они бо­же­ствен­ны. И ес­ли бы бы­ли они несо­вер­шен­ны, то и Отец был бы несо­вер­ше­нен. Бог-Отец яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком бо­же­ствен­ной при­ро­ды, и Сын, ко­то­рый рож­да­ет­ся от От­ца, и Дух Свя­той, ко­то­рый из­во­дит­ся от От­ца — Они яв­ля­ют­ся рав­но­сущ­ны­ми, рав­но­цен­ны­ми и рав­но­знач­ны­ми по от­но­ше­нию к От­цу. Та­ким об­ра­зом в Сим­во­ле Ве­ры по­яви­лась фор­му­ли­ров­ка о том, что Дух Свя­тый ис­хо­дит толь­ко от От­ца, и не яв­ля­ет­ся тво­ре­ни­ем Сы­на, как учил Ма­ке­до­ний.

Иже от От­ца ис­хо­дя­ще­го. Иже со От­цем и Сы­ном спо­кло­ня­е­мый и сла­ви­мый гла­го­лав­ше­го про­ро­ки. То есть Дух Свя­тый име­ет вме­сте со От­цом и Сы­ном рав­ную сла­ву, рав­ную честь и рав­ное до­сто­ин­ство, и еди­ное с ни­ми по­кло­не­ние.

Со­бор так­же ввел в Ни­кей­ский Сим­вол Ве­ры еще че­ты­ре чле­на­ми, в ко­то­рых из­ла­га­ет­ся уче­ние о Церк­ви, о та­ин­ствах, о вос­кре­се­нии мерт­вых и жиз­ни бу­ду­ще­го ве­ка. Та­ким об­ра­зом, со­ста­вил­ся Ни­кео­ца­ре­град­ский Сим­вол Ве­ры, ко­то­рый и слу­жит ру­ко­вод­ством для Церк­ви на все вре­ме­на.

Со­бор осу­дил и от­верг ересь Несто­рия и по­ста­но­вил при­зна­вать со­еди­не­ние в Иису­се Хри­сте, со вре­ме­ни во­пло­ще­ния, двух естеств: Бо­же­ско­го и че­ло­ве­че­ско­го; и опре­де­лил: ис­по­ве­до­вать Иису­са Хри­ста со­вер­шен­ным Бо­гом и со­вер­шен­ным Че­ло­ве­ком, а Пре­свя­тую Де­ву Ма­рию — Бо­го­ро­ди­цею. Со­бор так­же утвер­дил Ни­кео­ца­ре­град­ский Сим­вол Ве­ры и стро­го вос­пре­тил де­лать в нем ка­кие бы то ни бы­ло из­ме­не­ния и до­пол­не­ния.

А по по­уче­ни­ям свя­тых от­цов Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва «что не вос­при­ня­то, то не увра­че­ва­но», то есть, ес­ли нет во Хри­сте пол­но­ты че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, то­гда как увра­чу­ем­ся мы? Ес­ли вся че­ло­ве­че­ская при­ро­да под­верг­лась па­де­нию, то она вся долж­на быть и ис­це­лен­ной. Гос­подь дол­жен был со­еди­нить в Се­бе всю пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды со Сво­ей при­ро­дой, со Сво­им Бо­же­ством. И спа­сти ее от гре­ха, от про­кля­тия. По­лу­ча­ет­ся, что ес­ли вме­сто ду­ха че­ло­ве­че­ско­го в Иису­се бы­ло Бо­же­ство, он не был та­ким, как мы, зна­чит, Он вос­при­нял ка­кую угод­но при­ро­ду, но толь­ко не на­шу, не пад­шую, не ис­ко­вер­кан­ную гре­хом, че­ло­ве­че­скую при­ро­ду. Уче­ние мо­но­фи­зи­тов под­ры­ва­ло ос­но­вы на­ше­го спа­се­ния, ос­но­ву хри­сти­ан­ско­го уче­ния. Это бы­ло нис­про­вер­же­ние хри­сти­ан­ской Церк­ви. Бо­лее ра­ди­каль­ные уче­ни­ки Апол­ли­на­рия, ос­но­во­по­лож­ни­ка ере­си мо­но­фи­зи­тов, по­шли даль­ше и утвер­жда­ли, что у Иису­са не толь­ко вме­сто Ду­ха Бо­же­ство, но и вме­сто ду­ши – то­же. А те­ло бы­ло че­ло­ве­че­ское. То есть толь­ко внешне Иисус – че­ло­век. Дру­гие апол­ли­на­ри­ане го­во­ри­ли, что и те­ло Он по­лу­чил с неба, и про­шел сквозь Бо­го­ро­ди­цу, как сквозь тру­бу. Че­ло­ве­че­ская при­ро­да Хри­ста не бы­ла пол­но­цен­ной, ее по­гло­ти­ла Бо­же­ствен­ная при­ро­да. Учи­те­ля­ми этой ере­си стал ар­хи­манд­рит кон­стан­ти­но­поль­ских мо­на­сты­рей Ев­ти­хий и Ар­хи­епи­скоп Алек­сан­дрий­ский Диас­пор. Про­тив­ни­ком ере­си был Лев Ве­ли­кий, Па­па Рим­ский, хо­тя он на Со­бо­ре и не при­сут­ство­вал. Он при­слал свое По­сла­ние про­тив мо­но­фи­зит­ской ере­си к Со­бо­ру, а чтобы не оши­бить­ся, по пре­да­нию, он это По­сла­ние по­ло­жил на ра­ку Апо­сто­ла Пет­ра в хра­ме Апо­сто­ла. Мо­лил­ся Бо­гу, и по­том уви­дел в По­сла­нии под­пись Пет­ра, ко­то­рый «про­ве­рил и ис­пра­вил» По­сла­ние.

Со­бор осу­дил и от­верг лже­уче­ние Ев­ти­хия и опре­де­лил ис­тин­ное уче­ние Церк­ви, а имен­но, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос есть ис­тин­ный Бог и ис­тин­ный че­ло­век: по Бо­же­ству Он веч­но рож­да­ет­ся от От­ца, по че­ло­ве­че­ству Он ро­дил­ся от Пре­свя­той Де­вы и во всем по­до­бен нам, кро­ме гре­ха. При во­пло­ще­нии (рож­де­нии от Де­вы Ма­рии) Бо­же­ство и че­ло­ве­че­ство со­еди­ни­лось в Нем, как еди­ном Ли­це, нес­ли­ян­но и неиз­мен­но (про­тив Ев­ти­хия), нераз­дель­но и нераз­луч­но (про­тив Несто­рия). И каж­дая при­ро­да во Хри­сте име­ет всю пол­но­ту. И эти по­ня­тия нес­ли­ян­но, нераз­дель­но, неиз­мен­но но­сят апо­фа­ти­че­ский ха­рак­тер, от­ри­ца­тель­ный, и по­ка­зы­ва­ют, как при­ро­ды во Хри­сте не со­еди­ня­ют­ся не так, не так и не так. А как они со­еди­ня­ют­ся? Свя­тость это­го не объ­яс­ня­ет. Дог­ма­ты не рас­кры­ва­ют нам са­мой Тай­ны, они толь­ко очер­чи­ва­ют гра­ни­цы во­круг этой Тай­ны и по­ка­зы­ва­ют, что за этой гра­ни­цей на­чи­на­ет ересь, на­чи­на­ет­ся ложь. А ка­ким об­ра­зом со­еди­ня­ют­ся – это непо­сти­жи­мо не толь­ко для че­ло­ве­че­ско­го, но да­же и для ан­гель­ско­го ума. Из это­го мы долж­ны знать, как важ­но пра­виль­ное чет­кое по­ни­ма­ние пра­во­слав­ной ве­ры пра­во­слав­но­го уче­ния. Как раз имен­но в си­лу этих при­чин.

Со­бор осу­дил все три со­чи­не­ния и са­мо­го Фе­о­до­ра Моп­су­ет­ско­го, как не рас­ка­яв­ше­го­ся, а от­но­си­тель­но двух осталь­ных осуж­де­ние огра­ни­чи­лось толь­ко их несто­ри­ан­ски­ми со­чи­не­ни­я­ми, са­ми же они бы­ли по­ми­ло­ва­ны, т. к. от­ка­за­лись от сво­их лож­ных мне­ний и скон­ча­лись в ми­ре с Цер­ко­вью. Со­бор сно­ва по­вто­рил осуж­де­ние ере­си Несто­рия и Ев­ти­хия.

Ше­стой Все­лен­ский Со­бор осу­дил и от­верг ересь мо­но­фи­ли­тов, и опре­де­лил при­зна­вать в Иису­се Хри­сте два есте­ства — Бо­же­ское и че­ло­ве­че­ское, — и по этим двум есте­ствам — две во­ли, но так, что че­ло­ве­че­ская во­ля во Хри­сте не про­тив­на, а по­кор­на Его во­ле Бо­же­ствен­ной.

Седь­мой Все­лен­ский со­бор был по­свя­щен уже про­бле­ме ико­но­бор­че­ства.

По благословению Преосвященнейшего Максима, епископа Елецкого и Лебедянского сестры Сезеновского Иоанно-Казанского женского монастыря собирают сведения о чудесной помощи по молитвам прп. Иоанна, затворника Сезеновского. Обращаемся с просьбой – кто получил благодатную помощь при молитвенном обращении к преподобному, сообщить об этом сестрам нашей обители, это можно сделать, написав нам на e-mail: [email protected] или [email protected]

Основателем обители, расположенной в с. Сезеново Лебедянского р-на Липецкой области, на правом высоком берегу реки Сквирня, в 12 км. от г. Лебедянь, следует считать затворника Иоанна, получившего по месту совершения своих духовных подвигов имя Сезеновского. Поселившиеся затем близ затворнической кельи боголюбивые.

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here