От них же первый есмь аз молитва

Новая статья: от них же первый есмь аз молитва на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

От них же первый есмь аз.

Святой преподобный Амвросий Оптинский:

Угождать Богу должно прежде всего покаянием. За грехи должно понести и скорби.

Так и мы, прежде всего должны заботиться об уплате греховнаго долга, посредством смиреннаго покаяния, которое совершается до самаго гроба. – Но ты спрашиваешь: «разве при исповеди и постриге не прощаются все прежние грехи? и нужно ли, до смерти, каяться на молитве в прежних грехах и вспоминать их, или же предать их забвению и не смущать мысли прежними делами».

Тебе уже было говорено, что о плотских грехах никогда не следует вспоминать в подробностях, особенно же на молитве не следует исчислять по виду подобные грехи; но должо вообще считать себя грешным и неоплатным должником пред Господом. Св. апостол Павел сподобился получить не только прощение грехов, но и апостольское достоинство, а все-таки причислял себя к грешникам, глаголя: от них же первый есмь аз. – Притом должно знать, что грехи прощаются не одним исповеданием оных, но потребно и удовлетворение.

Разбойнику на кресте сам Господь сказал: днесь со Мною будеши в раи. Но и после сего обетования разбойник не тотчас и не без труда перешел в райское наслаждение, а сперва должен был претерпеть перебитие голеней. Так и мы, хотя прежния грехи нам, при таинстве исповеди и при принятии монашескаго образа, и прощены, но Божиею эпитимиею за них должны понести, т. е. потерпеть, болезни, и скорби, и неудобства, и все, что Господь посылает нам к очищению наших грехов.

– Еще должно помнить Евангельское слово Самаго Господа: «милости хощу, а не жертвы» (Мф.9:13; Мф.12:7), т. е. чтобы благоугодить Господу нужно более всего заботиться, чтобы не осуждать других и вообще иметь снисходительное расположение к ближним.

От них же первый есмь аз молитва

Молитва святого Иоанна Златоустого

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое Пречистое Тело Твое, и сия есть самая Честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и жизнь вечную. Аминь.

От нихже первый есмь аз – из которых я – первый. Молюся убо – поэтому молюсь.

+ Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога Живаго… – Он говорит им: а вы за кого принимаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф. 16, 15-17).

Пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. – Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый (Тм. 1, 15).

«Хотя бы и взошел на всю лествицу добродетелей, однако и тогда молись о прощении грехов, слыша, что святой Павел говорит о грешниках: «От них первый есмь аз».

От них же первый есмь аз молитва

Протоиерей Серафим Слободской

Молитва на Литургии пред Св. Причащением

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живого, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый (или первая) есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную.

Верую, Господи, открыто признаю, объявляю, что Ты поистине Христос, пришедший в мир грешных спасти, из которых первый (ая), т. е. самый (ая) большой (ая) есть я. Еще верую, что это есть самое пречистое Тело Твое, и эта самая есть честная Кровь Твоя. Поэтому молюсь Тебе: помилуй меня, и прости мне прегрешения, сделанные по собственной воле, и сделанные против моего желания, которые я сделал (ла) словом или делом, знавши или не знавши, что это грешно. И удостой меня безнаказанно причаститься пречистых Твоих Таинств, для прощения грехов и для получения вечной жизни.

Вечери Твоея тайные днесь, Сыне Божий, причастника (причастницу) мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во царствии Твоем.

Сын Божий, сделай меня сегодня участником (участницей) Твоей Тайной вечери: я врагам Твоим не открою тайны, и не дам Тебе такого поцелуя, как Иуда, но как разбойник (покаявшийся на кресте) верую в Тебя и говорю Тебе: вспомни меня, Господи, в Твоем Царстве.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Господи! пусть будет мне причащение Святых Твоих Таин не в осуждение или наказание, но во исцеление души и тела.

Исповедую – перед всеми открыто признаю, объявляю; от них же – из которых; аз – я; убо – поэтому; ведение – знание; неведение – незнание; сподоби – удостой; неосужденно – не осудив меня за это, – безнаказанно; оставление – прощение.

Вечеря – ужин; Тайная вечеря – та вечеря, на которой Иисус Христос установил таинство Причащения; причастника мя приими – сделай меня участником; бо – потому что; повем – открою, скажу; лобзания – целования, поцелуя; помяни мя – вспомни меня.

От них же первый есмь аз молитва

Молитва Иоанна Златоуста ко Св. причащению

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога живого, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый есмь аз.

Признаю и громко исповедую, Господи, что Ты истинный Сын Божий, Иисус Христос, Который сошел на землю, чтобы принести спасение грешникам, из числа которых я чувствую себя самым грешным.

Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия есть самая честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную.

Верю также, что это есть самое истинное Тело Твое и самая святая Кровь Твоя, и прошу Тебя, Господи, помилуй меня и прости мне все мои грехи сознательные и бессознательные: на словах ли, в делах ли моих, с намерением, или без намерения, все мне прости, и удостой меня причаститься пречистых Твоих Таинств, чтобы чрез них получить очищение от грехов и вечное блаженство.

Вечери Твоея тайные днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.

Дозволь мне, Господи, сегодня участвовать на Твоей тайной Вечери! Я обещаю не изменить Тебе, как Иуда, который после лицемерного лобзания своего, тотчас предал Тебя в руки врагов, – но взываю к Твоему милосердию вместе с раскаявшимся на кресте разбойником: вспомни меня грешного во царствии Твоем.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Пречистых Твоих Таинств, Господи, но во исцеление души и тела. Аминь.

Да не послужит же в мое осуждение принятие мною, недостойным, Святых Твоих Таинств, Господи, но пусть силою Твоею через них моя душа омыта будет от греха, и тело очищено от всякой болезни. Аминь.

Закон Божий

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый (или первая) есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную.

Верую, Господи, открыто признаю, объявляю, что Ты поистине Христос, пришедший в мир грешных спасти, из которых первый (ая), т. е. самый (ая) большой (ая) есть я. Еще верую, что это есть самое пречистое Тело Твое, и эта самая есть честная Кровь Твоя. Поэтому молюсь Тебе: помилуй меня, и прости мне прегрешения, сделанные по собственной воле, и сделанные против моего желания, которые я сделал (ла) словом или делом, знавши или не знавши, что это грешно. И удостой меня безнаказанно причаститься пречистых Твоих Таинств, для прощения грехов и для получения вечной жизни.

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника (причастницу) мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во царствии Твоем.

Сын Божий, сделай меня сегодня участником (участницей) Твоей Тайной вечери: я врагам Твоим не открою тайны, и не дам Тебе такого поцелуя, как Иуда, но как разбойник (покаявшийся на кресте) верую в Тебя и говорю Тебе: вспомни меня, Господи, в Твоем Царстве.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Господи! пусть будет мне причащение Святых Твоих Таин не в осуждение или наказание, но во исцеление души и тела.

Исповедую – перед всеми открыто признаю, объявляю; от них же – из которых; аз – я; убо – поэтому; ведение – знание; неведение – незнание; сподоби – удостой; неосужденно – не осудив меня за это, – безнаказанно; оставление – прощение.

Вечеря – ужин; Тайная вечеря – та вечеря, на которой Иисус Христос установил таинство Причащения; причастника мя приими – сделай меня участником; бо – потому что; повем – открою, скажу; лобзания – целования, поцелуя; помяни мя – вспомни меня.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

«От нихже первый есмь аз»

Покаяние – струна Великого поста. Она, как в скрипке, может извлекать из себя разные ноты. Просто проведешь смычком – один звук, прижмешь струну пальцем – другой. А еще звук меняется в зависимости от того, в какой части грифа прижимаешь струну.

Также и покаяние. В Прощеное воскресенье – один звук издает кающаяся душа, на исповеди – другой, дома на вечерней молитве – третий. Все мы по-разному изливаем свою душу перед Богом, но в то же время всё это почему-то одинаково. Это вам скажет любой священник, принимающий исповедь. Покаяние одинаково, потому что все мы имеем одну природу. Красный цвет для меня будет красным и для вас. Кислое для меня окажется кислым и для вас, я думаю. И тем не менее мы все по-разному переживаем кислое: кому-то оно нравится, а кому-то – нет. Попроси меня и мою жену нарисовать красное яблоко – оно будет разным у нас не только по форме, но и по цветовым оттенкам. Так же по-разному мы чувствуем грех.

Покаяние – радостнейшее событие. Почему же тогда цвет покаяния – черный и Великий пост – время плача?

Зачем мы ходим на исповедь? Чтобы избавиться от насилия греха. Вроде бы я имею свободу, но когда смотрю на свое поведение – увы, о какой свободе вообще идет речь? «Бедный я человек! – говорит апостол. – Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Рим. 7: 24, 15). В этой связи покаяние предстает пред нами радостнейшим событием, потому что мы приходим в храм связанными, а там Господь развязывает нас, чтобы мы совершали поступки истинно по своей воле, а не по воле греховной зависимости. Почему же тогда цвет покаяния – черный и Великий пост – время плача? Потому что иное – разрешение от греха, а иное – наказание за грех. Богу не сложно в одно мгновение избавить нас от всех грехов и страстей. Только на пользу ли это пойдет нам? С одной стороны, мы вроде бы станем сразу такими святыми-пресвятыми, что просто красота. А с другой стороны?

Вот представьте: взял ваш ребенок без спроса какую-нибудь дорогую для вас вещь и сломал, хотя много раз ему было говорено не брать ее. А вы ему: «Ничего страшного. Хороший мальчик. Играй дальше». Соответственно дальше будет то же самое. Поэтому безобразника ждет исправительный угол и выговор с занесением. «Постой в углу и подумай над своим поведением», – так мы его напутствуем, ожидая, что в углу в нем заговорит совесть и впредь он поостережется так делать.

Мы такие же неразумные дети перед лицом Божиим, как и наши малыши. Дай сейчас мне полное оставление от греховных страстей, над искоренением которых я не трудился, и неизвестно, до какой адской бездны я упаду в своей незаслуженной «святости». Ведь когда я борюсь против греха, пощусь, молюсь, пытаюсь отсекать волю и помыслы, неизбежно я не только оказываюсь победителем, но и побежденным. И еще неизвестно, кто чаще одерживает верх. А от поражения неизбежно рождается смирение. А еще злость… на себя и ненависть к тиранящему греху. От всего этого душа сокрушается, словно глиняный горшок, и мы начинаем даже не просить, а умолять Господа об избавлении. Но Бог не всегда спешит нас избавить, потому что побыть в состоянии битых черепков для нас оказывается чрезвычайно полезно. И только когда человек уже приближается к границе полнейшего уныния, Бог является во всей ослепительной полноте и дает утешение свыше ожидания.

Вот это состояние мнимой богооставленности и есть время сугубого поста и плача. И у каждого свой срок такого «наказания», а лучше – вразумления. И, надо думать, Господь выбирает для нас время епитимии, сообразуясь с физическими и духовными способностями каждого человека. Немощные в вере испытываются быстрее, и характер их искушений не такой глобальный, как у людей, закаленных и мужественных. Тут уместно вспомнить преподобного Иоанна Многострадального Печерского. В течение 30 лет (!) его борола плотская похоть, несмотря на великие подвиги, которые он предпринимал для избавления от нее. Почему же Господь не освобождал его от страсти? Господь Сам ответил на этот вопрос: «По мере твоего терпения было это послано тебе, – сказал Он подвижнику. – Чтоб ты, испытанный огнем, стал чист, как золото; выше силы не допустит Бог искушения человеку, чтоб не изнемог он и не был поруган лукавым змеем. Но как разумный хозяин поручает крепким и сильным рабам большую и тяжелую работу, а слабым – плохую и легкую, так понимай и ты о борьбе с телесною похотью, из-за которой ты молишься».

За всеми искушениями стоит одна-единственная цель – очищение нашей молитвы через сокрушение сердца

В Великий пост такие стесненные состояния часто находят на человека для испытания и искушения его веры. С разных сторон могут приходить скорби: болезни, неприятности на работе, огорчения в семье, материальные затруднения. Важно, что за всем этим стоит одна-единственная цель: очищение нашей постовой молитвы через сокрушение сердца.

Недаром мы вспоминаем в Прощеное воскресенье изгнание Адама из рая. Изгнание было закономерной епитимией за грехопадение. И мы в Великий пост становимся участниками Адамова изгнания, чтобы в Великую субботу и нас вместе с Адамом Спаситель взял за руку и вывел из ада греховного. Поэтому в Великий пост мы и делать должны то же, что и Адам, когда он оказался за вратами Эдема, – плакать горько («Изгнан бысть Адам из рая снедию, темже и седя прямо сего рыдаше» – стихира на Всенощном бдении в Неделю сырную).

Но бывает, что человек занимается форменным самоедством: корит и корит себя за прегрешение, и это самоукорение вытесняет даже молитву о прощении

Однако в покаянии, как и во всем, нужна разумная мера. С одной стороны (это бывает чаще), можно встретить очень легкое отношение к грехам. Это гарантирует в будущем такое же легкое совершение новых грехов. С другой стороны (это бывает редко), некоторые люди никак не хотят, скажем так, получить прощение своего греха. Бывает, что человек занимается форменным самоедством: корит и корит себя за прегрешение, и это самоукорение вытесняет даже молитву о прощении. Придет такой на исповедь, смотришь на него: изможденный внутренним неустройством, погруженный в уныние человек. Такое поведение, когда человек никак не может простить себе кого-то проступка, – тоже плод гордости. «Как это я мог сделать то-то и то-то!» – говорит он сам себе и не может смириться с собственной греховностью. Да, оказывается и с собственной греховностью нужно смиряться. Смиряться не в том смысле, что махать рукой на свои грехи, а в том смысле, что понимать: человеческая природа – падшая, и никто не застрахован от грехопадения в мире, где «диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5: 8). Упал – это не повод лежать и ныть: «Почему я упал? Как мог упасть именно я? Ведь я никогда не падал?» Упал – встань, попроси прощения у Господа, запомни, где и как споткнулся, и иди дальше.

Покаяние – не самоедство, а самопреодоление. Это перемена ума, которая заставляет измениться всю жизнь. Конечно, когда мы только входили в церковную ограду, в период неофитства это было легко. Во-первых, потому что благодать хлестала через край и Господь нес нас на руках через каждую лужу. Во-вторых, потому что жили до воцерковления как совершенные язычники и внешняя перемена жизни была необходимой мерой. Сейчас мы уже вроде бы внутри церковного двора, но перемены все так же нужны. Только теперь перемены должны затрагивать в основном «внутреннего человека», перемещаться вглубь сердца, а это тяжелее всего.

Конечно, кому-то проще так: видимость Православия есть, утром и вечером отстоял на молитве, отбарабанил перед иконами правило, постный ужин проглотил – и спать. (Ну, перед сном, естественно, посидеть в компьютере – что делать! требование времени.) Только боюсь, что для таких людей Пасха бывает не «красной».

Но не для такого христианства сошел на землю Господь. Богу угодно, чтобы «испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота» (1 Пет. 1: 7). И для этого Господь применяет Свои лекарства, которые нам кажутся горькими и неудобоваримыми, однако действие свое спасительное совершают.

Каждая новая напасть – помощь нам от Господа найти в себе неисправность духовную и побороться против нее

Итак, братья и сестры, будьте уверены: если каждый год Великим постом у вас скорби – значит, Бог не хочет вам дать заснуть греховным сном. Каждая новая скорбь открывает нам глаза еще на одну неприятную грань нашей личности, будь то маловерие, или упование на людей, или человекоугодие, или сребролюбие, или еще что. Иногда только крайнее обстоятельство дает нам увидеть в себе такой грех, которого никак не могли даже предположить. И преподобный Иоанн Многострадальный после 30-летней борьбы говорит: «Мы ведь сами помышляем своим умом о плотском, за это и попускает на нас Бог страдания Своим праведным судом, потому что мы не приносим достойных плодов покаяния». То есть каждая новая напасть обрушивается на нас только в том месте, где у нас слабина. (А у нас, к сожалению, слабина – везде.) Каждая новая напасть – помощь нам от Господа найти в себе неисправность духовную и побороться против нее.

Поэтому, дорогие, в стесненный час поста будем помнить слова апостола Петра: «Огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1 Пет. 4: 12–13); и апостола Павла: «По мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше» (2 Кор. 1: 5). Будем учиться видеть полезное в ниспосланных нам уроках смирения и молить Бога, чтобы дал нам силы и терпения нести великопостный крест.

26 марта 2015 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Архим. Илия (Рейзмир)

«Извергнуть вон греховный яд»

Проповедь о покаянии на начало Великого поста

Архимандрит Илия (Рейзмир)

Стыдно грешить, а не исповедовать грехи. К чему стесняться священника?

Духовная брань Великого поста

Митр. Лимасольский Афанасий

Духовная брань Великого поста

Митрополит Лимасольский Афанасий

Именно в покаянии заключается духовный труд великой Четыредесятницы.

Великий пост – время свободы и радости духовной

Диак. Николай Лавренов

Великий пост – время свободы и радости духовной

Диакон Николай Лавренов

Многие, впервые решившись соблюдать Великий пост, ошибочно полагаются на свои силы. Мы же должны положиться на Бога и пройти этот путь с Божией помощью.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here