Равиль гайнутдин молитва

Новая статья: равиль гайнутдин молитва на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Равиль Гайнутдин

Муфтий Духовного управления мусульман Европейской России (ДУМЕР).

Дата рождения: 25.08.1959

Родился 25 августа 1959 в деревне Шали Татарской АСС, татарин. отец работал в системе райпотребсоюза, мать была швеей,

С отличием окончил Казанское театральное училище. Имеет высшее духовное образование (учился в медресе Мир-Араб в Бухаре, в которое поступил в 1979 и окончил в 1984 году). Заочно окончил факультет режиссуры Ленинградского госинститута театра, музыки и кинематографии. В 2001 году окончил Академию госслужбы (2001). Кандидат философских наук.

До 1979 года работал на казанском телевидении, в том числе выпускающим редактором информационных программ.

После медресе служил первым имам-хатыбом во Второй казанской мечети “Нур Ислам”.

В 1985 был переведен в Уфу в Духовное управление мусульман к Верховному муфтию, председателю Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС, с центром в Уфе). Работал помощником муфтия по оргвопросам.

С 1986 года – ответственный секретарь ДУМЕС.

В ноябре 1987 г. переведен в Москву; в 1987-88 гг.- третий, затем второй имам-хатыб московской Соборной мечети.

С 1987 – зам.председателя совета Московского городского добровольного общества татарской культуры “Туган тэл”.

Летом 1988 года избран первым имам-хатыбом московской Соборной мечети.

В апреле 1991 создал при поддержке посольства Саудовской Аравии Исламский культурный центр при Московской Соборрной мечети; избран президентом Исламского культурного центра (ИКЦ).

В 1992 году во время поездки Р.Гайнутдина в Хельсинки, гендиректор ИКЦ Абдул-Вахед Ниязов Ниязов пытался совершить переворот в московском муфтияте. После возвращения Р.Гайнутдин изгнал А.-В.Ниязова вместе с его сторонниками из Соборной мечети и создал при мечети новый Иламский культурный центр.

В декабре 1991 года сопровождал вице-президента РФ Александра Руцкого во время поездки в Иран, Пакистан и Афганистан на переговоры с руководством моджахедов по освобождению пленных российских граждан.

Был противником создания Высшего координационного совета Духовных управлений мусульман России (ВКЦ ДУМР), в который в 1992 году вошли отделившиеся от ДУМЕС казанский муфтий Габдулла Галлиуллин, муфтий Башкирии Нурмухаммед Нигматуллин, саратовский имам М.Бибарсов, Нафигулла Аширов и А.-В.Ниязов.

В начале ноября 1992 решением VI чрезвычайного съезда мусульман ДУМЕС был переименован в Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) России и Европейских стран СНГ, Т.Таджутдин назначен Верховным муфтием ЦДУМ.

В декабре 1993 года Р.Гайнутдин провозгласил создание Духовного управления мусульман Центрально-европейского региона (ДУМЦЕР) России (первоначально в составе ЦДУМ), куда вошли мусульманские приходы Нижегородской, Ярославской, Владимирской, Тверской областей, а также Ставропольского и Краснодарского края; стал имам-мухтасибом (руководителем) ДУМЦЕР. На учредительном меджлисе в янв. 1994 избран имамом-мухтасибом (муфтием), председателем ДУМЦЕР.

В 1993-94 создал в Москве Высший исламский колледж (начал работу в 1994).

В марте 1994 г. выступил с заявлением по поводу обвинений в адрес А.В.Ниязова в гомосексуализме и его отношения к ИКЦ при Соборной мечети (“. за неоднократные нарушения Устава, а также за превышение своих полномочий и действия, приведших к расколу мусульманской общины не только Москвы, но и России, А.Ниязов был отстранен от занимаемого поста. Начиная с того времени его деятельность на этом посту прекратилась и не признавалась ни мной, ни Советом ИКЦ, который был образован Московской Соборной мечетью. Считаем, что нарушение им высоких требований мусульманской морали, приведшие к столь губительным последствиям, не дает право господину А.Ниязову впредь выступать от имени мусульман и мусульманских организаций столицы и более того – России”.(www.flb.ru/Nyjas/abdul.html// ).

Часто сопровождал министра иностранных дел Андрея Козырева в его поездках по странам исламского мира: в Ливан, Сирию, Египет, Иран, Турцию.

В сентябре 1994 Верховный муфтий Т.Таджутдин препринял попытку отстранить Р.Гайнутдина от руководства Московской Соборной мечети непосредственно в момент проповеди Гайнутдина. В результате на пятничной молитве 23 сентября 1994 президиумом ДУМЦЕР было принято “единогласное решение о каноническом выходе ДУМЦЕР из состава ЦДУМ”.

ДУМЦЕР установил связи с ВКЦ ДУМР, но в его состав не вошел.

На организованном Т.Таджутдином Съезде мусульман России и европейских стран СНГ 17 января 1995 в Уфе Р.Гайнутдин был объявлен отстраненным от обязанностей священнослужителя “за поддержку раскольнических действий арабских организаций, за нарушение канонов традиционного ислама”.

Во время президентской выборной кампании 1996 года провел в стенах московской Соборной мечети однодневную международную конференцию “Ислам и демократия” (с участием дипломатов арабских стран). Докладчики сошлись во мнении, что эти понятия друг другу не противоречат и таким образом высказались “за Ельцина”.

В июле 1996 года по иницативе Р.Гайнутдина был создан Совет муфтиев России, председателем которого он был избран.

В декабре 1998 поддержал инициативу Московской Патриархии по созданию Межрелигиозного совета России (МСР), в который вошли ОВЦС МП, СМР, Буддийская традиционная Сангха России и Конгресс еврейских религиозных объединений России (КЕРОР). Сопредседатель Межрелигиозного совета России.

18 января 1999 переименовал Духовное управление мусульман Центрально-европейского региона (ДУМЦЕР) России в Духовное управление мусульман Европейской России (ДУМЕР).

16 марта 2000 на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным подарил ему кинжал, отметив, что по мусульманским обычаям такой подарок – знак высшего уважения к собеседнику.

22 марта 2000 на четвертом заседании МС вступил в конфликт с приглашенным в МС Т.Таджутдином и со скандалом покинул заседание.

В сентябре 2001 г. подписал открытое письмо депутатам Госсовета Татарии от татар, проживающих за пределами республики, с просьбой отказаться от перевода национальной письменности с кириллицы на латиницу (“Российская газета”, 14 сентября 2001).

В октябре 2001 г. призвал государственную власть оказать помощь в решении проблем мусульман. По мнению Гайнутдина, угроза появления в России радикальных настроений среди мусульманской части населения весьма реальна. Речь идет о том, что на протяжении последних десяти лет множество молодых людей из числа верующих, не имея возможности получить религиозное образование в России, выезжали и продолжают выезжать для учебы в исламские страны. “Проучившись в этих странах по семь-восемь лет, молодые люди приезжают в Россию, где они начнут требовать для наших мусульман таких же условий жизни, какие существуют в чисто мусульманских странах, и такие случаи уже были”. Гайнутдин высказал убеждение, что именно государство должно оказать мусульманам поддержку, в том числе и финансовую, выделить здания для создания исламских институтов и университетов, чтобы молодые мусульмане могли учиться в России. (НГ, 6 октября 2001)

В апреле 2003 г., в ответ на призыв Талгата Таджуддина объявить джихад США в связи с агрессией в Ираке, Гайнутдин сказал, что объ явление джихада “не имеет ни богословской, ни правовой, ни моральной силы”, а посему не подлежит выполнению. (Ведомости, 15 апреля 2003).

Член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте, сопредседатель Межрегионального совета России.

Считает, что “российские мусульмане исповедуют умеренный ислам, не противопоставляющий себя власти” (Московский комсомолец, 12 марта 2001). Заявлял, что Закон “О свободе совести” 1997 года полностью его устраивает.

Член Совета по взаимодействию религиозных организаций при Президенте России.

Поддерживает хорошие отношения с рядом арабских фондов (среди которых называют саудовский фонд “Ибрагим-аль-Ибрагим”), а также, по некоторым данным, со спонсорами из Турции. Опирается на поддержку некоторых предприятий, созданных в России татарскими предпринимателями. Шейх. Член Исполкома Всемирного татарского конгресса.

Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин: “Иногда хочется побыть простым смертным”

3 НОЯБРЯ У МУСУЛЬМАН УРАЗА-БАЙРАМ – ОКОНЧАНИЕ СВЯЩЕННОГО МЕСЯЦА РАМАДАНА. ОБОЗРЕВАТЕЛЬ “НИ” ВСТРЕТИЛСЯ НАКАНУНЕ ЭТОГО ПРАЗДНИКА С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ СОВЕТА МУФТИЕВ РОССИИ РАВИЛЕМ ГАЙНУТДИНОМ. ОН РАССКАЗАЛ О ТОМ, КАК ПРИШЕЛ К ВЕРЕ, О СВОИХ ВСТРЕЧАХ С МОНАРХАМИ АРАБСКОГО МИРА, О СВОИХ СЕМЕЙНЫХ ТРАДИЦИЯХ И ПРИЗНАЛСЯ В ТОМ, ЧТО ОЧЕНЬ ЛЮБИТ БЫСТРУЮ ЕЗДУ.

– Уважаемый муфтий, вы помните, кто научил вас первой молитве?

– Есть два вида молитв: намаз – молитва как земной поклон, и молитва-мольба, которая совершается и стоя, и сидя, и в любой момент. Вот такой молитве-мольбе на арабском языке меня научила бабушка. Мне было пять-шесть лет.

– У вас была религиозная семья?

– Я родился и вырос в татарской деревне, а именно в них, в деревнях, вера и была сохранена. Если рождался ребенок, то обязательно совершался обряд имянаречения. Если человек уходил из земной жизни, совершали поминальную молитву. По праздникам, если власти не разрешали открывать мечети, люди приходили на кладбище и там совершали праздничные намазы. А по пятницам на богослужения собирались у кого-нибудь дома.

– Как отнеслись родители к тому, что бабушка учила вас молитвам? Все-таки советская власть тогда не приветствовала религиозность.

– Родители радовались, что их ребенок растет послушным и богобоязненным, что он воспитывается на религиозных традициях. Это уже потом, в школе, нам стали прививать соответствующую идеологию.

– Почему в вашей официальной биографии на многих сайтах пропущен период вашей учебы в Казанском театральном училище?Это специально замалчивается?

– Нет, часто в своих интервью я специально рассказываю об этом. Я считаю, что наши имамы должны быть не только грамотными и образованными. Им необходимо уметь держать себя в обществе, иметь хорошую дикцию, быть способными логически мыслить. Имам – представитель ислама и должен быть привлекательным даже чисто внешне. Последнее связано и с тем, как сегодня представляют мусульман в кино и на телевидении. Чаще всего их представляют бандитами, с оружием в руках, с зеленой повязкой на лбу, невоспитанными и злыми.

Такие мусульмане в кино убивают русских, они террористы, а русский парень, хорошо одетый, едет на БТР и убивает этого мусульманина. Нельзя на таких примерах воспитывать будущее поколение, разделяя общество на хорошие и плохие народы. Дети из горных селений, посмотрев такой фильм, будут думать, что нужно защищать свой народ от русских, которые убивают мусульман. Поэтому я говорю приемным комиссиям наших учебных заведений, что на учебу брать нужно людей с добрыми лицами. Я сам закончил театральное училище и понимаю, как важно священнослужителю знание некоторых способов и приемов передачи своих мыслей, где и на каком месте делать акцент. Мне очень помогает мое первое образование. Я ввел в Московском исламском университете специальный предмет хутба – гомилетику, риторику.

– Какое отделение в училище вы закончили?

– Православная церковь неоднозначно относится к театру. А как ислам?

– Если спектакли носят воспитательные функции, если они пробуждают в человеке добро, то ислам их приветствует. Но сегодня в театре есть постановки, которые пропагандируют пошлость, разврат и безнравственность. Такие спектакли ислам, конечно, одобрять не может.

– А после театрального училища как жизнь складывалась?

– Меня пригласили работать на телевидение. Сначала был ассистентом режиссера в редакции литературно-драматических передач. Спустя время руководство казанской студии телевидения захотело, чтобы я стал режиссером, и послало меня поступать на заочное отделение Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. Я горжусь тем, что я был первым выпускающим на казанской студии телевидения, кто предложил, чтобы ведущая читала текст, сидя в кресле свободно, непринужденно на красивом фоне, а не за столом.

– Как же получилось, что вы стали священнослужителем?

– К тому времени я уже начал изучать Коран, совершать намазы, ходить в мечеть. Я познакомился с двумя студентами бухарского медресе и вместе с ними изучал арабский язык и Коран. Потом мне поступило предложение поехать учиться на имама в бухарское исламское медресе “Мир-Араб”. Когда о моем решении поехать в Бухару стало известно многим, меня пригласил на беседу уполномоченный по делам религии при Совете Министров СССР по Татарской АССР и почти два часа уговаривал не ехать. “Куда ты едешь? Кому ты потом будешь нужен? Посмотри – ведь никто не ходит в мечеть! Что ты будешь делать, когда вернешься? -говорил он мне. – Ты же образованный человек и театральное с красным дипломом закончил, общаешься с такими уважаемыми людьми на телевидении, деятелями науки и культуры! Одумайся!”. Но я был тверд в своем решении.

– Сколько вам было тогда лет?

– И вы в таком возрасте уже перестали интересоваться мирской жизнью?

– А она у меня была. К тому времени я был уже женат, родилась дочь, и семья была вместе со мной в Бухаре. Вместе со мной учились ребята из других городов, и они тоже были со своими семьями. Мы ходили друг к другу в гости, готовили плов. Кроме того, нас обязывали читать советские газеты и ходить в кино. И каждую пятницу мы посещали городской кинотеатр “Бухара”. Можно сказать, что жили нормальной жизнью советского человека.

– Чем занимаются сегодня ваши дочери?

– Они уже взрослые. Старшая закончила Институт стран Азии и Африки при МГУ, сейчас работает старшим преподавателем на кафедре арабской филологии МГУ и готовится к защите кандидатской на тему “Образы пророков в Коране и Сунне”. .Младшая закончила тот же институт и работает переводчиком с турецкого языка.

– У вас есть семейные традиции?

– Новый год – семейный праздник, и мы всегда отмечаем его дома. Но у мусульман два новых года – светский и по лунному календарю. Каждый из них мы встречаем чтением священного Корана и обращением к Всевышнему, чтобы год был благополучным.

– Какие подарки дарят вам жена и дети на день рождения?

– Разные. Недавно дети подарили мне небольшой цифровой фотоаппарат. Еще могут подарить красивую рубашку или галстук. Могут подарить и хорошую ручку – “Паркер” или “Монтеграппа”.

– А где вы обычно отдыхаете?

– Я предпочитаю спокойный отдых, и чаще всего мы выбираем один и тот же санаторий в Сочи. Зимой мы едем в Карловы Вары, туда нас приглашает директор отеля, он татарин. В этом отеле отдыхает и президент Татарстана Шаймиев. Рядом с ним находится другой отель “Московский дворик”, там частые гости – члены московского правительства, среди которых есть и мои хорошие знакомые.

– Во время отдыха вы можете ходить в обычной одежде?

– Уезжая в отпуск, я всегда беру с собой ритуальную одежду, потому что в Сочи, например, я встречаюсь с прихожанами местной мусульманской общины и сотрудниками администрации города и Краснодарского края. Но в санатории ношу обычную одежду.

– И можете даже джинсы надеть?

-Могу и джинсы надеть, и спортивный костюм, если мне в нем удобнее. В Мацесте я именно так и делаю, еще надеваю куртку, бейсболку и солнцезащитные очки.

– Спортом не занимаетесь?

– Нет. Я совершаю намаз, а это очень хорошая тренировка. Намаз очень полезен не только для души, но и для здоровья. А еще я люблю сам водить машину. И люблю скорость.

-В Москве особенно не разгонишься.

– Но я же выезжаю и за город. Вот там.

– И какую самую большую скорость могли себе позволить?

– Мне помощники не разрешают особенно гонять. Самая большая скорость у меня была 140-150 километров в час.

– У вас есть любимая марка машины?

– Уже несколько лет у меня машины марки “Ауди” – сначала была “Ауди-100” черного цвета, потом серебристая “Ауди-100”, теперь “Ауди А6”, тоже серебристая.

– Цвет так важен для вас?

– Он влияет на настроение. Черный – более солидный, но когда сам выезжаю, мне хочется, чтобы машина поднимала настроение, а не показывала, какой важный человек в ней едет.

– Насколько я знаю, вам доводилось общаться с королями.

– Хвала Всевышнему! Это для меня было большой честью. Я встречался с несколькими королевскими особами. Был в резиденции короля Марокко Хасана II и тогда познакомился с его сыновьями. Во время этого Рамазана я получил приглашение посетить Марокко и присутствовать на Хасанинских чтениях. Эти чтения проводились еще и при жизни Хасана II, он сам участвовал в них, сидел на полу, на коврике, рядом с простыми мусульманами и слушал ученых.

– Какими вам показались монаршие особы?

– Думаю, что они светские люди. Сейчас они еще и деловые люди, управляют своими государствами, своими подданными. Поскольку они потомственные монархи, то они строго соблюдают традиции.

– Вы, наверное, бывали в их дворцах. Восточная роскошь -это действительно что-то сказочное?

– Восток всегда роскошь. Это великолепное многоцветье, золото, серебро, шелк, кожа. Дворцы монархов очень красивые. Но не только своими дворцами гордятся короли. Хасан II построил в Касабланке фантастическую мечеть, которая наступает прямо на море, а ее минарет служит еще и маяком. Для этой мечети были заказаны в Италии роскошные хрустальные люстры. В ней есть поднимающиеся и опускающиеся стены. Когда мечеть превращается в учебное заведение, то стены поднимаются и образуются классы. Когда наступает время молитвы, стены опускаются. Фантастика!

Я также знаком с нынешним королем Саудовской Аравии и молодым королем Иордании. Король Саудовской Аравии очень опытный человек – он был и министром иностранных дел, и премьер-министром, и выполнял функции главы государства во время болезни своего брата. Король Иордании сам управляет самолетом, ведет переговоры на английском. В отличие от короля Саудовской Аравии может появиться на светском мероприятии со своей молодой королевой в современном костюме.

Мне довелось видеть султана Брунея на приеме в Кремле. Самый богатый человек в мире был без короны и вообще без каких-либо золотых украшений. Он был одет в строгий черный костюм и мягкие кожаные сапожки.

– А у вас бывает желание хоть пять минут побыть простым смертным?

– Бывает, когда очень устаю, ведь случается, что работать приходится и в субботу, и в воскресенье. Иногда хочется, чтобы тебя никто не узнавал.

– К сожалению, нет. Стоит мне вместе с супругой прийти в магазин – а там ведь работают и мусульмане, как меня узнают. Узнают, несмотря на то, что я могу быть в цивильном костюме. Здороваются, разглядывают меня и супругу, какие мы в жизни. Это, конечно, немного смущает. Но у себя на даче я могу позволить себе погулять в простой рубашке и обыкновенных шлепках. Но это только на отдыхе, так как мой сан и статус требуют соблюдения определенных правил поведения.

ГАЙНУТДИН РАВИЛЬ ИСМАГИЛОВИЧ

МУФТИЙ, ШЕЙХ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРЕЗИДИУМА ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА МУФТИЕВ РОССИИ. РОДИЛСЯ 25 АВГУСТА 1959 г. в ТАТАРСКОЙ АССР. В 1979 Г. ПОСТУПИЛ В МЕДРЕСЕ “МИР-АРАБ” в БУХАРЕ. По ОКОНЧАНИИ СЕМИЛЕТНЕГО КУРСА МЕДРЕСЕ НАЗНАЧЕН ПЕРВЫМ ИМАМ-ХАТЫБОМ ВТОРОЙ КАЗАНСКОЙ СОБОРНОЙ МЕЧЕТИ “НУР ИСЛАМ”. С 1985 г. – ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ СССР и СИБИРИ в УФЕ. В 1987 г. УТВЕРЖДЕН НА ДОЛЖНОСТЬ ИМАМ-ХАТЫБА МОСКОВСКОЙ СОБОРНОЙ МЕЧЕТИ. В 1988 Г. СТАЛ ГЛАВНЫМ ИМАМ-ХАТЫБОМ – НАСТОЯТЕЛЕМ МОСКОВСКОЙ СОБОРНОЙ МЕЧЕТИ. В 1991 Г. БЫЛ ИЗБРАН ПРЕЗИДЕНТОМ ИСЛАМСКОГО ЦЕНТРА Москвы и Московской ОБЛАСТИ. В 1994 Г. БЫЛ ИЗБРАН МУФТИЕМ, ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН ЦЕНТРАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКОГО РЕГИОНА России. В 1996 г. ИЗБРАН ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ СОВЕТА МУФТИЕВ РОССИИ. АВТОР КНИГ ПО МУСУЛЬМАНСКОЙ ДОГМАТИКЕ И РИТУАЛУ. ЧЛЕН СОВЕТА ПО ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ С РЕЛИГИОЗНЫМИ ОБЪЕДИНЕНИЯМИ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ.

СКАНДАЛ: Муфтии и имамы открытым письмом просят Равиля Гайнутдина остановить движение коранитов

В России продолжает набирать обороты скандал вокруг движения коранитов, приобретающего вес и влияние внутри мусульманского сообщества страны. И даже уже пробравшегося в верхние круги мусульманского духовенства.

On Kavkaz ранее уже писал об этой проблеме в ряде материалов. Напомним, что ранее на волне этого скандала муфтий Равиль Гайнутдин уволил главу ДУМ Московской области Арслана Садриева.

Поводом для его увольнения стало интервью, данное Садриевым крупному интернет-СМИ, где он поставил под сомнение исламские догмы и предлагает иначе взглянуть на практику молитвы, поста и обязательной милостыни.

В Духовном управлении мусульман России эти мысли сочли «покушением на истинные ценности ислама и искажением их», «своевольным неграмотным толкованием фикха (мусульманского права)», «искажением учения религиозно-правовых школ-мазхабов». Формулировка, с которой имам снят с должности, звучит довольно жестко: «за попытку создания раскола между мусульманами, за распространение очевидной ереси».

Данное увольнение было ожидаемой реакцией руководства ДУМ России в лице Равиля Гайнутдина. Поскольку Арслан Садриев в уже ставшем скандальным интервью наговорил то, что выходит за рамки мусульманской ортодоксии, то есть является открытой ересью. И она не могла трактоваться иначе, как отступничество от исламских догм.

Например, в этом интервью Садриев призывал делать намаз не по движению солнца, а согласно биоритмам человека. Такой постмодерн, который проповедует служитель ислама, выглядит очень гротескно и скандально.

Политолог Руслан Айсин отмечал, что ближайший круг состоящих в этой группе, ее костяк представлен приверженцами идей философа, главного научного сотрудника Института востоковедения РАН Тауфика Ибрагима.

С его слов, Тауфик Ибрагим и его ученики пытаются скрестить либерализм с исламом, рассуждают о гуманизме в исламе. Они пытаются толковать Коран не так, как это принято классическими исламскими школами. Пытаются обосновать пересмотр фундаментальных принципов исламского поклонения.

Кстати, мятежный турецкий проповедник Фетхулла Гюлен тоже разрешал своим последователям пренебрегать рядом положений ислама ради карьеры в светском обществе. К этой же группе Тауфика Ибрагима относят и бывшего первого заместителя муфтия Татарстана Рустама Батрова.

Кстати, сам Батров тоже был незадолго до Садриева уволен со своего поста за взгляды. Мусульманские духовные лидеры и имамы также обвиняют Рустама Батрова в ереси и в проповеди идей, противоречащих исламу.

И вот на днях ряд российских муфтиев и мусульманских общественных деятелей обратились к муфтию Равилю Гайнутднину с открытым письмом. В котором они требуют от него принятия экстренным мер в отношении движения коранитов и проводимой ими деятельности.

«Как Вам известно, в последнее время участились сомнительные «теологические» споры, вокруг, казалось бы, незыблемых основ Ислама, с участием отдельных лиц, относящихся к так называемым «коранитам».

Одна из таких групп, в лице Тауфика Ибрагима, Рустама Батрова, Арслана Садриева и других, солидаризирующихся с ними деятелей, чьи имена при необходимости также можно озвучить, широко пропагандирует собственное искаженное видение религии, кардинально отличающееся от канонических норм, в целом принятых в исламском мире.

Такая деструктивная деятельность вызывает серьезную озабоченность не только мусульманских религиозных деятелей, но и широкой исламской общественности, о чем свидетельствует обсуждение данной темы и осуждение на просторах электронных изданий.

В последние несколько лет, люди такой направленности мышления, активно выступают перед различной аудиторией, проповедуют свой так называемый «рационалистический» подход в понимании Досточтимого Корана, отвергая при этом Сунну Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, в качестве надёжного источника Ислама, формирующего общепринятые мусульманским миром нормы исламской теологии.

Собственные тезисы и мысли, излагаемые «проповедниками – коранитами» в качестве обновлённых религиозных норм и правил, в их понимании Корана, могут служить подрыву устоев традиционного ислама, основанного на трудах и изысканиях, признаваемых во всем исламском мире, великих имамов нашей Уммы.

Такая деятельность, направленная на попытку «модернизировать» Ислам и его религиозные нормы, в угоду времени и обстоятельствам, подобно тому, как это случилось в других религиозных доктринах, несомненно, приведет к новым смутам и расколу в среде верующих.

Так, например, приверженцы идеологии «коранизма» подвергают сомнению не только предписание мусульманам пятикратного намаза, но и строго определенное время их совершения. Также, они отвергают и обязательность поста в месяц Рамадан, а очистительная милостыня – закят, по их мнению, не предполагает выплату с определенной доли имущества, тем более в размере 2.5 %.

Отвергая в своих «опусах» незыблемые основы исламской религии, как и много другого, что в корне не соответствует действительности, эти лица и их последователи, желая или не желая того, способствуют дезориентации малообразованной части мусульман в области своей религии..

Так называемые «реформаторы» в своих выступлениях, лекциях и в печатных изданиях, пытаются доказывать, что достоверные хадисы Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, не могут восприниматься всерьез и считаться аутентичными, если не могут быть поняты человеческим разумом, даже если речь идет о хадисах, изложенных в авторитетных сборниках таких имамов, как имам Аль- Бухари и Муслим.

Мы, в данном обращении приводим лишь некоторые из излагаемых со стороны псевдореформаторов ислама заблуждений, относительно нашей религии. Но, если объективно подойти к данному вопросу и серьезно ознакомиться с их деструктивной позицией по многим вопросам, касательно основ ислама, то и этого достаточно, чтобы понять, что проповедуемая ими «новая, модернизированная модель ислама» подрывает основы веры и сеет смуту в умах малообразованной части мусульман.

А, как известно, смута и раскол всегда сопутствует обособлению некоторых верующих в отдельные секты и группы и, как следствие этого, к радикализации и созданию благоприятной почвы для возникновения экстремистских идей и настроений. В свете этого, многие мусульмане справедливо вопрошают, в том числе и мы, ниже подписавшиеся, как такие, вышеупомянутые люди и иже с ними, находят возможность излагать свои сомнительные воззрения в отношении ислама на официальных мероприятиях и площадках, принадлежащих ДУМ РФ?

Каким образом они открыто ведут пропаганду своих идей и свободно вербуют себе сторонников на конференциях, семинарах и других мероприятиях, организуемых Духовным управлением?», – написано в данном обращении.

Имеет ли данное движение влияние или стоит ли опасаться их распространения? Какие меры пресечения их деятельности предлагают российские имамы? И что они несут для мусульман? На вопросы отвечает Умар Бутаев, теолог, публицист и Руслан Айсин, главред портала «Поистине».

На днях ряд российских муфтиев и мусульманских общественных деятелей подписали обращение к муфтию Равилю Гайнутдину по поводу движения коранитов.

Под этим обращением стоит и ваша подпись. Что вас заставило подписать данное обращение?

Считаю важным противодействовать распространению и укреплению разного рода сект, относящих себя к исламу, но имеющих главной целью разрушение ислама. Кораниты – секта, что совершенно ясно. Признанные мусульманские учёные уже давно вынесли решение относительно этой небольшой группировки, посчитав их идеи, выводящими за рамки ислама.

Сегодня в России эти люди пытаются продвигать свои взгляды под лозунгами истинного гуманного ислама, пытаясь ввести людей в заблуждение. Удивительно, но им даже предоставляются для этого разного рода площадки для проведения форумов и встреч. Поэтому необходимо предпринять меры, чтобы остановить поток изливающейся из их голов ереси. Подпись – одно из действий, способных повлиять на этот процесс.

Необходимость публичного обращения уже давно бродила в умах мусульман. В последнее время деятельность секты коранитов вышла на новый качественный уровень.

Они получают возможность озвучивать антиисламские тезисы в серьезной прессе, стараются идеологически подтачивать исламские столпы, но это им не удается. Работают на массу людей, которые мало осведомлены об исламе.

Они говорят этим людям, что ислам ретрограден, застыл в средневековье, его необходимо реформировать, подстраивать под либеральную оптику, что ислам является религией, в центре которой стоит человек, а не Бог.

Эти антиисламские идеи направлены на раскол в исламской умме. Исходя из этого, я посчитал своим долгом мусульманина поставить подпись под этим заявлением.

Настолько ли опасно движение коранитов? И к чему может привести его распространение в российском мусульманском сообществе?

Сами кораниты не представляют никакой опасности, потому что их идеи не выдерживают никакой критики. На протяжении всей истории ислама подобных сектантов было всегда мало.

Эти идеи просто не приживаются, так как очевидно слабы. Но опасность коранитов может заключаться в том, что они могут пробраться в круги власти, выступая в роли исламоведов, муфтиев или экспертов в области ислама.

И если власть начнет прислушиваться к ним, то против всех нормальных мусульман, муфтиев и других общественных деятелей они могут развернуть настоящую войну, путем доносов, тайных писем и так далее.

Это движение является частью общей стратегии врагов ислама, России. Их цель – расколоть ислам, расщепить идеологическое сердце ислама. На Западе их собраться уже либерализируют ислам, открывают мечети, где имамы – женщины, говорят о равенстве, контекстуальности ислама.

Эти люди сознательно выводят ислам как стратегию духа, присутствия божественного импульса в человеческой истории. Корни этой секты глубокие. Сейчас они ведут в Сирию. Лидером секты является Тауфик Ибрагим, который говорил, что он то алавит, то шиит, а сейчас говорит, что никакой разницы нет.

На самом деле это такъыйя – неприкрытая форма шиитского скрытия вероубеждений. Напомню, что его отец являлся деятелем партии БААС, цель которой установление безрелигиозного общества. Тауфик Ибрагим был командирован в СССР, как сотрудник сирийских спецслужб и был кооптирован в академическую среду.

Он сразу получил карт-бланш, чтобы действовать в исламском поле. Его раскручивали как реформатора, который понимает ислам, но является аутсайдером. Он прикрывал это под видом исследований. Его труды основаны на простом неоплатонизме, далеким от исламского калама.

Это движение поддерживается серьезными западными кругами. Думаю, они получают серьезную поддержку. Внутри России они позиционируют себя борцами против экстремизма и терроризма, что дает им возможность выстраивания кокона защиты.

Насколько влиятельно сегодня это движение в России? И какими методами, на ваш взгляд, стоит добиваться ограничения его распространения?

К сожалению, сегодня представители этой секты есть даже среди духовного руководства страны. Как они туда пробрались – для меня загадка. Имея подобные взгляды, они продолжают занимать высокие посты.

Возможно, они тщательно скрывали свои убеждения до определенных обстоятельств. Надеюсь, что председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнуддин примет меры в отношении этих лиц и отстранит их от работы.

Бороться предлагаю исключительно мирными и гуманными способами. На мой взгляд, отстранение этих персонажей от занимаемых должностей и лишение всех регалий будет лучшим «противоядием». А на их попытки поднять скандал с их стороны не нужно обращать внимания.

К сожалению, сейчас пришлось обратить на них внимание, чего они сильно добивались, но это было необходимостью. Считаю, что в дальнейшем не стоит принимать их всерьёз.

Аналогичное движение было в Казахстане, оно распространялось среди детей элиты. В него входили отпрыски важных государственных персон Казахстана, которые получали образование в США, Англии, где им привили эти идеи.

С этим идеями они вернулись в Казахстан и пытались навязать эту повестку местной политической элите. Они считают, что работать надо с политической, культурной, экономической элитой. Какое-то время им позволялось балагурить, после они были сметены как пешки с шахматной доски.

В России их влияние присутствует. Это известные персоны, они входят в определенный конфессиональный истеблишмент, пытаются по-масонски вкрадываться в различные госструктуры. Считают, что ради достижения целей всякие средства хороши. Для этого они готовы публично порочить ислам и пророка.

Такие люди находят поддержку в элитных кругах. Потому что исламофобия является одним из фундаментальных дискурсов, которым руководствуется пролиберальная гедонистическая тусовка, отрицающая духовные измерения, как принцип. Неспроста кораниты говорят о цивилизационном, технологическом развитии, ретроградности. Все это является старой песней либералов.

Необходимо выводить их на чистую воду, объяснять тлетворность их влияния, говорить о том, что они не несут знания, их цель – через деструкцию прийти к власти в исламской умме и быть теми, кто будет подносить клубу мировых господ яства и этим удовлетворяться.

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here