Цитадель молитва экзюпери

Новая статья: цитадель молитва экзюпери на сайте святая-молитва.рф - во всех подробностях и деталях из множества источников, что удалось нам найти.

Название книги

Экзюпери Антуан Де Сент

«Пожалей меня, Господи, тяжело мне мое одиночество. Мне некого ждать. Комната будто тюрьма, вещи в ней молчаливы. Я прошу не о гостях, на глазах людей я еще оставленной. У меня соседка, она тоже одна, и комната у нее похожа на мою, но она счастлива теми, кого любит. Нежность ее сейчас праздна, она не слышит, не видит своих близких, не чувствует ответной любви. И все-таки счастлива, в доме у нее не пусто.

Господи, не о человеке прошу Тебя, не о зримом присутствии. Я знаю, неосязаемы твои чудеса. Вылечи меня, освети мне душу, я хочу понять, где приют мой и где мне жить…

Странник в пустыне, Господи, оставив кров и близких, даже на краю света утешен своим домом. Что ему расстояние? Душа его занята, и если он умрет, то умрет любя… Я не прошу Тебя, Господи, чтобы и у меня появился такой дом…

Человек заметил в толпе лицо, и оно стало для него божеством, пусть девушка так и осталась незнакомкой. Так солдат влюбляется в королеву. Он живет как солдат королевы. Я не прошу Тебя, Господи, чтобы подобный кров был мне обещан…

По морским просторам странствуют влюбленные в несуществующие острова. Они слагают песни об островах — и счастливы. Не острова делают их счастливыми — песни. Я не прошу, Господи, чтобы дом для меня где-то был…

Одиночество, Господи, плод души-калеки. Смысл вещей — вот родная земля души. Храм — смысл существования камней. Душа расправляет крылья только на просторах смысла, не вещи нужны ей — картина, что возникла, когда они слились воедино. Научи меня видеть сквозь дробность целое.

Тогда, о Господи, я перестану быть одинокой».

Цитадель молитва экзюпери

АВТОР И НАЗВАНИЕ ТЕКСТА

Автор: Антуан де Сент-Экзюпери

"Пожалей меня, Господи, тяжело мне мое одиночество. Мне некого ждать. Комната будто тюрьма, вещи в ней молчаливы. Я прошу не о гостях, на глазах людей я еще оставленной. У меня соседка, она тоже одна, и комната у нее похожа на мою, но она счастлива теми, кого любит. Нежность ее сейчас праздна, она не слышит, не видит своих близких, не чувствует ответной любви. И все-таки счастлива, в доме у нее не пусто.

Господи, не о человеке прошу Тебя, не о зримом присутствии. Я знаю, неосязаемы твои чудеса. Вылечи меня, освети мне душу, я хочу понять, где приют мой и где мне жить.

Странник в пустыне, Господи, оставив кров и близких, даже на краю света утешен своим домом. Что ему расстояние? Душа его занята, и если он умрет, то умрет любя. Я не прошу Тебя, Господи, чтобы и у меня появился такой дом.

Человек заметил в толпе лицо, и оно стало для него божеством, пусть девушка так и осталась незнакомкой. Так солдат влюбляется в королеву. Он живет как солдат королевы. Я не прошу Тебя, Господи, чтобы подобный кров был мне обещан.

По морским просторам странствуют влюбленные в несуществующие острова. Они слагают песни об островах – и счастливы. Не острова делают их счастливыми – песни. Я не прошу, Господи, чтобы дом для меня где-то был.

Одиночество, Господи, плод души-калеки. Смысл вещей – вот родная земля души. Храм – смысл существования камней. Душа расправляет крылья только на просторах смысла, не вещи нужны ей – картина, что возникла, когда они слились воедино. Научи меня видеть сквозь дробность целое.

Тогда, о Господи, я перестану быть одинокой".

«ЦИТАДЕЛЬ» СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ: СЕРДЦЕ, МОЛИТВА, ЛЮБОВЬ, БОГ

Не так давно я в праздничные дни предпринял путешествие из конца в конец страны: из любимого города на историческую родину и обратно. В дороге заболел, а вернувшись, еще отходил от болезни. Радости, в общем, было немного. Но зато было в эти дни у меня время, в котором я даже в температурной лихорадке чувствовал себя, как в раю. 44 часа в поезде туда и еще столько же обратно, уйдя в себя и почти отрешившись от соседей, я читал чудесную книгу. Это была не Библия (да простят ортодоксы мою «бездуховность») и даже не труды Святых Отцов. Но это и не было «лёгким чтивом» для поезда. С карандашом в руках, внимательно отчёркивая слова и абзацы, я читал «Цитадель» Антуана де Сент-Экзюпери.

Давно я не получал такого духовного удовольствия от книги, такой радости и покоя, такого чувства своего родства с автором, такой созвучности идей автора и моей жизни… А это значит, что Бог говорил в моё сердце через эту книгу.

Наверное, есть три произведения французской религиозно-философской литературы, которые я могу перечитывать много-много раз, как Библию, всегда открывая для себя что-то новое: «Мысли» Блеза Паскаля, «Метод молитвы» Жанны Гийон и «Цитадель». Три мудреца, три «еретика» в своём роде. «Ереси» Паскаля и Жанны Гийон просто не вписывались в тогдашнее учение господствующей Церкви. «Ересь» же Сент-Экзюпери уникальна: он против как индивидуализма и диссонанса в головах, когда у каждого «своя истина», так и тоталитаризма, где все одинаковы и дружно «шагают в ногу». Он зовёт к строительству (внутреннему и внешнему, духовному и материальному) единого Града Божьего, крепости, Цитадели, где максимально каждому найдется место, но где все будут увлечены, опалены и свободно спаяны общей любовью к Возлюбленному Господу.

Не претендуя в небольшом очерке на серьезный анализ, скажу лишь о главных, с моей точки зрения, идеях. Начнём с хорошо знакомого. Почти все читали «Маленького Принца» Сент-Экзюпери. И практически все читавшие помнят одну фразу: самого главного глазами не увидишь и словами не выскажешь; зорко одно лишь сердце. Красивая фраза – но что такое «сердце»? Обычно, сердце воспринимают как средоточие чувств и эмоций, в отличие от разума – средоточия логики, воли и трезвых решений. И тогда знаменитое «сердцу не прикажешь» – это синоним глупости, ветрености и ненадёжности. Да, «чувства» приходят, разносятся ветрами по головам и органам дыхания, как разнообразные вирусы гриппа (свиные, птичьи или какие-то еще). Но не надо следовать чувствам, надо их держать в узде с помощью разума: избавляться от вредных вирусов, культивировать полезные бактерии…Так, может быть, надо опираться на разум, на трезвый логический расчет?

Однако против логики и расчета Сент-Экзюпери изливает множество резких и нелицеприятных выражений. Почему? Логика и расчет – это только инструменты, но они не создают творческого замысла. Логика всегда сомневается; для неё равно — вероятны разные варианты: ей не важно любить или ненавидеть, быть верным или предавать. Когда известного логика и атеиста Бертрана Рассела спросили – готов ли он умереть за свои убеждения? – он ответил: нет, ведь я могу ошибаться в убеждениях.

И здесь – самое главное у Сент-Экзюпери: что же такое «сердце»? Сердце – это не чувства и эмоции, а также не разум и трезвый расчет. Сердце – это центр, сердцевина, ствол или корень, от которого происходит всё остальное: расчеты разума или же положительные и отрицательные эмоции (кстати, интересно, что французское КЁР (сердце) близко к русскому «корень»). Сердце – это не ветер в голове, а нечто незыблемое, твердое и неколебимое среди ураганов жизни.

Но: сердце человека не может быть основано само на себе и определять себя само. По Сент-Экзюпери, сердце – это то, ради чего человек живет и ради чего готов умереть. Сердце – это то, на что направлен, к чему устремлён человек всем существом своим. А поскольку люди разные, и стремления у них разные, то всех может объединить друг с другом только молитвенное предстояние перед Господом и молитвенное деяние ради Него: коллективное строительство Храма – цитадели Царства Божьего.

В чем смысл молитвы, по Сент-Экзюпери? Когда-то, читая парадоксальную его цитату, что главное в молитве – это отсутствие ответа, я думал, что Сент-Экзюпери склоняется к буддизму, к растворению в «нирване», но никак не к христианству. Ведь христианский Бог как раз отвечает на молитвы, он – живой. А Сент-Экзюпери, перетолковывая библейского Моисея на горе Хорив, пишет, что Бог является в виде черного камня на горе, и Его ответ заключается в молчании камня. Писатель неоднократно повторяет, что главное в молитве – тишина и молчание.

Внимательно прочитав «Цитадель», я понял, что имел в виду Сент-Экзюпери. Он выступает против «торгашества» в молитве. Я читал много христианской литературы с названиями типа «Секреты отвеченных молитв» или «Эффективная молитва». В мире, где всё меряется эффективностью, достижениями и успехом, даже христиане часто определяют успех своей молитвенной жизни ее результатами: сколько ответов на молитвы получено и каких, сколько больных исцелено, сколько бесов изгнано, сколько мёртвых воскрешено…Если много – ты крутой молитвенник, «духовный» христианин.

Кто для нас Бог, прежде всего? Возлюбленный, Любимый или Целитель, Обеспечитель? Конечно, в любви важно и то, и другое, и третье. Мы заботимся о тех, кого любим; и те, кто любит нас, заботятся о нас. Но, всё же, главное в любви – это сам любимый человек, а не то, что мы от него получаем. Когда рядом с ним жизнь наполняется смыслом и вдохновением даже когда с ним не всегда просто или даже больно. Тогда мы никогда не оставим и не покинем любимого. Главное в любви – не когда нас любят, а когда мы любим.

Но – то же самое и с Богом. Главное – не то, что полезного мы от Него получаем или не получаем: хотя это тоже важно. Главное – это переживание того, что Он рядом с тобой, а ты живешь в Его присутствии. И тогда даже ощущение пустоты или «оставленности Богом», как пишет Сент-Экзюпери, возвращает тебя к поиску Его близости. Если Он – мой Возлюбленный, то куда же я без Него, независимо от того, молчит Он или говорит?

И еще одно: для Сент-Экзюпери слова – это не главное; слова – только знаки живой реальности, более или менее адекватные. Главное – сама жизнь, сама жизнь с Богом. Поэтому «религия не начинается с догм», религия начинается с живого мистического опыта, который лишь потом оформляется в догматы. И споры людей, споры христиан, в том числе, это – часто всего лишь споры о словах, не касающиеся глубин живой реальности. Потому Сент-Экзюпери (вопреки Сократу) полагает, что в спорах никогда не рождается истина…

Похожие публикации:

Добавьте свой комментарий

Все права защищены

Присоединяйтесь и следите за новостями в социальных сетях

Мнение авторов статей портала может не совпадать с позицией редакции.

При использовании материала, активная гиперссылка обязательна!

«Молитва Экзюпери»

Эта молитва, вдохновленная молитвами из «Цитадели» Антуана де Сент-Экзюпери, была написана в кризисный период жизни. Сегодня кризис у всех. О чем молился неизвестный человек, когда ему было трудно?

Эта молитва, вдохновленная молитвами из «Цитадели» Антуана де Сент-Экзюпери, была написана в кризисный период жизни. Сегодня кризис у всех. О чем молился неизвестный человек, когда ему было трудно?

Фото с сайта logoslovo.ru

Господи, я прошу не о чудесах и не о миражах, а о силе каждого дня. Научи меня искусству маленьких шагов.

Сделай меня наблюдательным и находчивым, чтобы в пестроте будней вовремя останавливаться на открытиях и опыте, которые меня взволновали.

Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни. Подари мне тонкое чутье, чтобы отличать первостепенное от второстепенного.

Я прошу о силе воздержания и меры, чтобы я по жизни не порхал и не скользил, а разумно планировал течение дня, мог бы видеть вершины и дали, и хоть иногда находил бы время для наслаждения искусством.

Помоги мне понять, что мечты не могут быть помощью. Ни мечты о прошлом, ни мечты о будущем. Помоги мне быть здесь и сейчас и воспринять эту минуту как самую важную.

Убереги меня от наивной веры, что все в жизни должно быть гладко. Подари мне ясное сознание того, что сложности, поражения, падения и неудачи являются лишь естественной составной частью жизни, благодаря которой мы растем и зреем.

Напоминай мне, что сердце часто спорит с рассудком.

Пошли мне в нужный момент кого-то, у кого хватит мужества сказать мне правду, но сказать ее любя!

Я знаю, что многие проблемы решаются, если ничего не предпринимать, так научи меня терпению.

Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в дружбе. Дай мне быть достойным этого самого прекрасного и нежного Дара Судьбы.

Дай мне богатую фантазию, чтобы в нужный момент, в нужное время, в нужном месте, молча или говоря, подарить кому-то необходимое тепло.

Сделай меня человеком, умеющим достучаться до тех, кто совсем “внизу”.

Убереги меня от страха пропустить что-то в жизни.

Дай мне не то, чего я себе желаю, а то, что мне действительно необходимо.

Научи меня искусству маленьких шагов.

Няня для семьи Дедовых

Лиза все понимает, но сделать сама не может

Денис ищет глазками маму и папу

Открылся новый проект Милосердия.ru — Молитвы в трудных обстоятельствах

Архимандрит Ианнуарий Ивлиев: Апокалипсис – это не исторические прогнозы

«Я вовсе не хотела отказываться от сына!»: чего не хватает органам опеки

События года-2017: гранты по-новому, реформа ПНИ, прорыв в уходе за пожилыми

ARA и Нансеновский комитет: как буржуи выручали большевистскую Россию

Рождественский гимн «Тихая ночь»: три версии и все правдивы

9 отличий КСО от благотворительности

6 злых вопросов про инклюзию в школе

Новая Золушка: из прачечной ПНИ – в солнечную Италию

На каждом углу за считанные минуты вы можете подписать свой кабальный договор

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-57850 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 25.04.2014 г.

Права Господа в человеке. Цитадель (Экзюпери)

Мне показалось, что люди нередко ошибаются, требуя уважения к своим правам, Я озабочен правами Господа в человеке и любого нищего, если он не преувеличивает собственной значимости, чту как Его посланца.

Но я не признаю прав самого нищего, прав его гнойников и калечества, чтимых нищим как божество.

Я не видел ничего грязнее городской окраины на склоне холма, она сползала к морю, как нечистоты. Из дверей на узкие улочки влажными клубами выползало смрадное дыхание домов. Человеческое отребье вылезало из вонючих нор и без гнева и обиды, грязно, сипло перекорялось, как будто хлюпала и лопалась пузырями болотная жижа.

Я вгляделся в хохочущих до слез, вытиравших глаза грязными лохмотьями прокаженных, — они были низки, и ничего больше. Они были довольны собственной низостью.

«Сжечь!» — решил мой отец. И весь сброд, вцепившись в затхлые свои трущобы, завопил о своих правах. Правах гнойной язвы.

— Иначе и быть не может, — сказал мне отец. — Они понимают справедливость как нескончаемость сегодняшнего.

А сброд вопил, защищая свое право гнить. Созданный гниением, он за него боролся.

— Расплоди тараканов, — сказал отец, — и у тараканов появятся права. Права, очевидные для всех. Набегут певцы, которые будут воспевать их. Они придут к тебе и будут петь о великой скорби тараканов, обреченных на гибель.

Быть справедливым. — продолжал отец, — но сначала ты должен решить, какая справедливость тебе ближе: Божественная или человеческая? Язвы или здоровой кожи? И почему я должен прислушиваться к голосам, защищающим гниль?

Ради Господа я возьмусь лечить прогнившего. Ибо и в нем живет Господь. Но слушать его я не буду, он говорит голосом своей болезни.

Когда я очищу, отмою и обучу его, он захочет совсем другого и сам отвернется от того, каким был. Зачем же пособничать тому, от чего человек потом откажется сам? Зачем, послушавшись низости и болезни, мешать здоровью и благородству?

Зачем защищать то, что есть, и бороться против того, что будет? Защищать гниение, а не цветение?

— Каждый для меня хранитель сокровища, я чту сокровище в каждом, и в этом моя справедливость, — говорил отец. — Чту я и самого себя. В нищем теплится тот же свет, но его едва видно. Справедливо видеть в каждом путь и повозку. Мое милосердие в том, чтобы каждый су мел воплотиться.

Но ползущая к морю грязь? Мне горько смотреть на гниющие отбросы. Как исказился в них облик Господа! Я жду, что они однажды поступят по-человечески, но жду напрасно.

— Я видел среди них и тех, кто делился хлебом, нес мешок увечному, жалел больного ребенка, — возразил я отцу.

— У них все общее, — ответил отец, — они свалили все в общую кучу, так им видится милосердие. Так они его понимают. Они научились делиться и хотят заменить милосердие дележкой добычи, какой заняты и шакалы. Но милосердие — высокое чувство. А они хотят убедить нас, что дележка и есть благотворение. Нет. Главное, знать, кому творишь благо. Здесь низость домогается низостей. Пьяница домогается водки, ему хочется одного — пить. Конечно, можно потворствовать и болезни. Но если я озабочен здоровьем, мне приходится отсекать болезнь. и она меня ненавидит.

Своим милосердием они помогают гниению, — добавил отец. — А что делать, если мне по душе здоровье?

Если тебе спасут жизнь, — продолжал отец, — не благодари. Не преувеличивай собственной благодарности. Если твой спаситель ждет ее. от тебя, он — низок Неужели он полагает, что оказал услугу тебе? Нет, Господу, если ты хоть чего-то стоишь. А если ты изнемогаешь от благодарности, значит, у тебя нет гордости и нет скромности. В спасении твоей жизни значимо не твое маленькое везенье, а дело, которому ты служишь и которое зависит и от тебя тоже. Ты и твой спаситель трудитесь над одним, так за что же тебе благодарить его? Его вознаградил собственный труд: он сумел спасти тебя. Это я и называю сотрудничеством в общем деле.

У тебя нет гордости, если ты идешь на поводу низменных чувств твоего спасителя. Потакая его мелочному самолюбию, ты продаешься ему в рабство. Будь он благороден, он не нуждался бы в твоей благодарности.

Меня заботит одно: общее дело, где каждый в помощь благодаря другому. Мне в помощь и ты, и камень. Кто благодарен камню, положенному в основу храма?

Обитатели трущоб работают только на себя. Отбросы, сползающие к морю, не тратят себя на песнопения, на статуи из мрамора, на самодисциплину во имя грядущих завоеваний. Единственное их занятие — поиск наивыгоднейших условий для дележа. Смотри не споткнись тут. Пища необходима, но она куда опаснее голода.

Они поделили все, даже жизнь они поделили на две части, и обе эти части лишены всякого смысла: сперва они достигают, потом хотят наслаждаться достигнутым. Все видели, как растет дерево. Но когда оно выросло, видел ли кто-нибудь, чтобы оно наслаждалось своими плодами? Дерево растет и растет. Запомни: завоеватель, превратившийся в обывателя, погиб.

В сотрудничестве — милосердие моего царства.

Я приказываю хирургу изнурять себя долгим путем по пустыне ради того, чтобы поправить сломанный инструмент. Пусть инструментом будет рука простого работяги, который рубит камень в каменоломне. А хирург мой будет искуснейшим врачом. Нет, я не возвеличиваю посредственность, я хочу, чтобы починили повозку. А вожатый и у одного, и у другого — один. Я забочусь о том, о чем заботятся ухаживающие за беременной. Ради будущего ребенка они занимаются ее тошнотой и недомоганиями. А благодарности она заслуживает только потому, что родит. Но вот женщины начинают требовать внимания и ухода, потому что их тошнит и они недомогают. Я отворачиваюсь, ибо сама по себе рвота отвратительна. Женщина — сосуд, сосуд не благодарят. И сама она, и ее помощники служат рождению, так о какой благодарности может идти речь?

. К моему отцу пришел генерал:

— Смешно смотреть на тебя! Ты возвеличиваешь царство и служишь ему. Но я тебе помогу, я заставлю всех чтить прежде всего тебя, а во имя тебя и твое царство!

Я видел и доброту моего отца. Он говорил:

— Нельзя унижать тех, кто главенствовал и кому воздавали почести. Нельзя отнимать у царя царство и превращать в нищего подававшего милостыню. Если ты так поступишь, ты разрушишь остов своего корабля. Я всегда ищу наказания, соразмерного виновнику. Я отрубаю голову, но не превращаю князя, если он оступился, в раба. Однажды я повстречал принцессу, которую сделали прачкой. Ее товарки издевались над ней: «Куда подевалось твое величие, постирушка? Раньше ты могла казнить и наказывать, а теперь мы можем грязнить тебя в свое удовольствие. Вот она, справедливость!» Ибо справедливостью они считали возмездие.

Принцесса-прачка молчала в ответ. Она чувствовала свое унижение, но еще больше унижение того, что куда значительнее нее. Бледная и прямая, склонялась принцесса над корытом. Сама она вряд ли вызвала бы озлобление: она была миловидна, скромна, молчалива. И я понял, издеваются не над ней — над ее падением. Если вызывающий зависть сравняется с нами, мы его с наслаждением разорвем. Я подозвал к себе принцессу.

«Я знаю, что ты царствовала. С сегодняшнего дня жизнь и смерть твоих товарок в твоей власти. Я возвращаю тебе трон. Царствуй».

Возвысившись над низким сбродом, она презрела воспоминания о перенесенных обидах. И прачки больше не злобились, потому что порядок был восстановлен. Теперь они восхищались благородством принцессы. Они устроили празднество в честь ее воцарения и кланялись, когда она проходила. Они чувствовали, что возвысились, если могли коснуться ее платья.

Вот почему я не отдаю принцев на посмешище черни и издевательство тюремщиков. Нет, под трубные звуки золоченых рогов им на круглой площади по моему приказу отрубают голову.

Унижает тот, кто низок сам, — говорил мне отец. — И никогда не позволяй слугам судить хозяина.

Дорогие друзья, наш проект существует исключительно благодаря вашей поддержке.

Комментарии

Не читал у Экзепюри ничего

ГостьЕвгений , 21/06/2014 – 17:51

Не читал у Экзепюри ничего кроме маленького принца. Удивительное произведение Цитадель. Обязательно прочитаю целиком. Спасибо!

Да, это шедевр

Да, это шедевр – итог жизни Человека, впитавший в себя все его жизненные соки.

Поиск на сайте

Как помочь проекту?

Вы можете поддержать наш проект, перечислив доступную вам сумму на

Кроме того, вы можете разместить на своём сайте наш баннер.

Правила для посетителей сайта

православных литераторов «Омилия»

Вход для авторов

Вопрос священнику

Вопрос психологу

Ответы православных психологов:

Мы в социальных сетях

Купить наши книги

Купить книгу у автора

Случайная цитата

Кого однажды жестоко ранила судьба, тот навсегда остается ранимым.

Активисты клуба

Все авторы

Новые материалы

Новые комментарии

Новые интервью

Новые статьи

Новое в Читальном зале

Новое в медиагалерее

Рубрики

Материалы пока без комментариев

© А. Ковтун 2008–2017 МЕЖДУНАРОДНЫЙ КЛУБ ПРАВОСЛАВНЫХ ЛИТЕРАТОРОВ «ОМИЛИЯ»

Руководитель проекта — Светлана Анатольевна Коппел-Ковтун.

При использования материалов сайта, активная ссылка на Клуб православных литераторов «ОМИЛИЯ» обязательна.

При необходимости коммерческого использования текстов обязательно свяжитесь с администрацией.

Публикуемые материалы не всегда совпадают с точкой зрения редакции.

Приглашаем к сотрудничеству православных авторов. Пишите нам по адресу [email protected]

Разработка, создание и поддержка сайта: А. Ковтун, С. Коппел-Ковтун

Оценка 4.7 проголосовавших: 18
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here